о НЛП читать

Фокусы языка и Убеждение

Юлия: Всем добрый вечер!

Андрей: Здравствуйте!

Юлия: Сегодня мы посвящаем наш эфир, такой интересной теме, как, Фокусы языка, с очень интересным дополнением – Периодическая таблица Фокусов языка. Что это такое? Как этим пользоваться? Для чего это нужно? Обо всем этом, мы расскажем в сегодняшнем нашем эфире.

Андрей: А вот говорят, что Фокусы языка не работают. Что по этому поводу мы имеем сказать?

Юлия: Кто все эти люди, которые так говорят?

Андрей: Мы сразу с козырей. Конечно. Потому что, есть некоторое мнение, оно периодически присутствует, о том, что Фокусы языка – это такая штука, не очень работающая. Или сильно не везде работающая. Или это софизм, заморочка, и говорят, что нормальные люди, так не поступают. Нормальные люди и НЛП не занимаются, мы знаем об этом, что уж там говорить про Фокусы языка.

     Есть мнение, что Фокусы языка это какой‐то софизм, и их не используют нормальные люди

Юлия: Да. Но мне кажется прежде чем говорить о том, работают они или не работают, есть смысл упомянуть тот факт, что Фокусы языка – это фактически наша речь. Это то, что мы говорим, каждое наше предложение – это какая‐то лингвистическая конструкция. Которая призвана донести информацию из нашего внутреннего мира, знания о чем‐то, другому человеку. То есть рассказать о чем‐то. И вообще Фокусы языка появились на основании того, что наш великий Роберт Дилтс, проанализировал тексты людей, которые умели внушать какие‐то свои идеи, убеждать других людей в своих мыслях, в своих мега‐революционных идеях. По большому счету, он анализировал, как они говорят. Поэтому говорить о том, что Фокусы языка работают или не работают, не знаю. Мы же как‐то договариваемся с Вами, другом с другом.

Андрей: Здесь я хочу обратить внимание на важное. Роберт Дилтс моделировал людей, которые не с убеждениями работали, не лечили людей от ограничивающих убеждений. Роберт Дилтс моделировал людей, которые работали с картой мира человека. Да, конечно, она в том числе основывается и на убеждениях. Да, конечно, они там есть. Да, конечно, эти люди в процессе меняли убеждения людей. Но они их не только меняли, они их еще и создавали.  Они еще и говорили, о том, чего не было до них.

Юлия: Совершенно верно. По большому счету человек горел какой‐то идеей. У него была какая‐то сверх ценная миссия, которая вела его по жизни. И эту идею он хотел донести другим людям. Вряд ли он сидел и осознанно думал: Вот мне надо так сказать или вот, так сказать. Он говорил. И говорил он так, что другие слушали и вовлекались. Эмоционально включались, зажигались и шли за этим человеком.

Андрей: Да. Фактически строил, показывал, очерчивал новый мир. Новую карту на всех уровнях, если говорить нашим, НЛПерским языком. Если мы будем вспоминать картинку с этой самой периодической таблицей, там эти уровни, как раз‐таки и есть. Там есть и сенсорика – нижняя строчка, и цели, задачи, убеждения. То есть некоторые итоги. Так же и ценности. То есть вот он, слоистый мир.

Юлия: Это даже более, чем 3‐Д модель альтернативной реальности, в которую человек призывал идти за собой.

Андрей: Собственно говоря, легкая неправильность возникла тогда, когда, промоделировав людей, которые строили новую реальность, по крайней мере они строили ее наполовину. Ладно, пусть на половину они меняли старую и действительно изменяли убеждения людей, которые присутствовали до. Но наполовину, то давайте считать, что они строили новое. Когда Дилтс это все промоделировал, он создал Фокусы языка. Выделил вот эти самые структуры. Точнее выделил не структуры, а выделил паттерны. В книжку он их ввел, как исключительно, паттерные работы с ограничивающими убеждениями. То есть он по дороге, может быть немножечко потерял или может просто не брал. Я больше склоняюсь к тому, что он не стал брать в работу, то, что меняет мир, создает мир человека. Потому что книжка Роберта Дилтса, она пронизана терапевтическим человеколюбием. Она пронизана идеей, освободить человека от плена его ограничивающих убеждений и дальше пусть он живет свободный.

Юлия: Мне кажется, с некоторой точки зрения, Дилтса можно понять. Даже, если сейчас не привязываться к идеям Фокусов языка. Давайте просто воссоздадим ситуацию. Вот там был Иисус Христос, который нес в мир какую‐то идею любви. Да? Идею милосердия, добра. И он нес эту идею людям, у которых есть своя карта. И по большому счету, что нужно было? Вот ту карту людей, трансформировать. Да? Снять ограничения, в той карте у людей. И по большому счету, конечно, мы и говорим, что с этой точки зрения, это будет работа с ограничивающими убеждениями. Это преодоление того, что людям мешает прийти к любви, к милосердию.

     Роберт Дилтс видел в работе Ричарда Бэндлера боевое применение Фокусов языка, но не описал это

Андрей: В своей книге «Фокусы языка» Роберт Дилтс пишет, что однажды Ричард Бендлер показывал очень интересную работу на одном из их вечерних НЛП клубов. Давайте будем так это называть. Это если бы, такие НЛП клубы были давно. На одном из их собраний, Бендлер пришел и говорит: «Ребят, я придумаю новую штуку, давайте лечите меня.» Начинает рассказывать, насколько у него все плохо.  К нему пытаются применять метамодели, еще что‐то, а Бендлер исключительно удерживает вот эти проблемные паттерны. Дилтс пишет: «Когда я его слушал, я услышал и увидел, что он использует, те самые паттерны Фокусов языка, но он их использует неправильно.  Он их использует в другую сторону. Он их использует с обратным знаком.» О чем это? О чем пишет Дилтс? О чем он говорит? О том, что он в живую видел, конкретно, как люди не разрушают ограничивающие убеждения, а как они создают модель мира из ограничивающих убеждений. Где ему плохо, бесперспективно, нет выхода, и 15 перво‐нлперов, не могут с ним справиться, не могут его вылечить.

Юлия: С другой стороны, о чем это говорит? Что не имеет значения, в какую сторону мы работаем. Мы трансформируем или еще больше ограничиваем. Мы пользуемся теми же самыми паттернами.

Андрей: Дальше надо сказать, что легкая однобокость Фокусов языка, она только усилилась при переводе и при попадании, сюда к нам, на российскую территорию.

Юлия: Перевод, да, на русский язык.

Андрей: На российскую землю, да. Фокусы языка иногда и некоторыми в России, называются «Раскрутками убеждений». С одной стороны, это название более понятное и четкое, нежели Фокусы языка. С другой стороны, за счет этой четкости, в нем окончательно потеряна идея, о том, что Фокусы языка, являются не способом, исключительно убивать плохие убеждения. Фокусы языка, являются способом строить аргументацию. Эта аргументация может быть направлена против плохих убеждений. Эта аргументация может быть направлена на легкую коррекцию – не очень убеждений. Эта аргументация может быть направлена на то, чтобы человеку стало плохо. Та самая, боевая коммуникация. Эта аргументация может быть в контексте воспитания, которая является подразделом Гуру Фокусов языка. В этом формате она может, просто‐напросто, строить новый мир, которого не существовало. У детей нет убеждений. То‐есть они в процессе их обретения находятся какое‐то время. Но пока, например, у ребенка нет убеждений в какой‐то области, то, то как мы ему расскажем об этой области, имеет возможность ему создать эти самые убеждения.  Создать предпосылки для этого. Мозг ребенка гибкий.

Юлия: Конечно.

Андрей: Это не то, что, мы раз сказали и все, зафиксировалось. Нет, не так. Собственно говоря, эволюционно, биологически, мозг ребенка гибок, он не так быстро схватывает все. То есть он еще может двадцать раз передумать. Но, возможность того, чтобы мы ему говорили, более‐менее цельно. Свою позицию поддерживали Фокусов языка.

Юлия: Если мозг ребенка и может передумать двадцать раз. Но это не совсем так. Он может быть и может, но родители, вряд ли позволят. Потому что родители ему эти двадцать раз скажут в привычном формате эту же мысль. И в конце концов, эта мысль у ребенка и зафиксируется, формирую в дальнейшем, его субъективную карту восприятия реальности. Давайте, наверное, на Фокусы языка и смотреть таким образом, что все‐таки это коммуникация. Но коммуникация в очень широком смысле этого слова. И в зависимости от контекстов, мы можем уже принимать решения, каким образом мы ее используем, для каких целей. Формирую что‐то новое или разрушая, что‐то там не ресурсное, ну или ресурсное, опять же, в зависимости от цели. Воспитывая, развивая или, наоборот, задавая какие‐то конкретные направления.

     Дилтс выделил 14 паттернов Фокусов языка, но не нашел за ними глубинной структуры

Андрей: Нам бы очень не хотелось терять эту идею, наоборот, мы бы хотели эту идею поддержать. Собственно говоря, Дилтс, опять же в своей книге пишет о том, что нашел эти 14 паттернов, но не нашел за ними структуру.  Это не мы придумали. Почитайте книгу Дилтса. Такой очень важный момент. Мы в силу некоторых видео, не наших, Слава Богу, которые появлялись, мы хотим напомнить. Книги существуют для того, чтобы их читать. Это важная мысль. Выбрасывать книги, конечно можно, но давайте сначала их прочитаем. То есть, если там действительно нету ничего, то ее можно выбросить. Но если там, что‐то есть, то об этом нужно говорить, на это нужно ссылаться корректно. Дилтс моделировал не Бендлера. То есть, то, что показывал Бендлер с Фокусами языка. Если бы Дилтс это моделировал, мы бы таблицу Фокусов языка, скорее всего, имели раньше.  Мы бы сказали, что Дилтс еще больше молодец, чем мы его до этого знали. Но он моделировал как раз немножечко, с другой стороны. Плюс, сразу переводя это заодно на психотерапию на работу с убеждениями. Он в своей книжке пишет очень четко: «Нет структуры, я не нашел структуры за этими 14 Фокусами языка.» Она говорит там есть, но я ее не нашел, я ее пока не описал. Поэтому, он пишет, что их сложно учить, потому что нет структуры. Надо тренироваться, чтобы в голове возникла структура.

Юлия: Кстати, было же замечено и в нашем тренерском опыте, что какие‐то Фокусы языка, людям даются легко.  Они понятные и в ответ на какую‐то фразу они прям Фокусы выдают сразу, не задумываясь.  А какие‐то Фокусы языка, со скрипом идут.  Вроде и объясняешь, вроде все понятно, но как сделать, не понятно. Это тоже говорит о том, что, наверное, есть что‐то, что человеку позволяет какие‐то структуры лингвистические воспринимать легче, чем другие.

Андрей: И, собственно говоря таблица Фокусов языка.  4 модели мышления, все из которых в книге у Дилтса, были описаны. Дедукция, Индукция, Традукция и Мета. Мышление от общего к частному – дедукция. Мышление от частного к общему‐ индукция. Мышление по аналогии, оно же боковой сдвиг – традукция. Мышление мета – тот самый выход за пределы, то есть по‐нашему диссоциация и отстраненное наблюдение. Все они у Дилтса упомянуты. Фокусы языка, разделение и обобщение. Когда мы начинали заниматься поиском вот этой внутренней структуры, была идея о том, что некоторые Фокусы языка являются базовыми, а некоторые строятся на их основе. Это понятно почему такая идея возникла. Потому что, если, например, есть изменение размеров фрейма. Фрейм может быть уже, может быть шире. А есть почему‐то разделение и обобщение. Как‐то это же должно быть. Почему‐то это похоже.

Юлия: Логика же там, какая‐то есть, за этим, да.

Андрей: Собственно говоря, эта идея оказалась не верной. То есть у Фокусов языка нету между собой подчиненности. У них есть модели мышления общие, стоящие за ними. Эти четыре модели мышления применены фактически к четырем слоям опыта, если хотите. За ними прямо торчит таблица логических уровней того же самого Дилтса. Здесь, наверное, нужно хронологию, может они в разное время появились. Может как‐то еще.

Юлия: Может раньше, чем следовало.

Андрей: То есть с одной стороны, таблица была, логические уровни были. Они уже применялись в моделировании. С другой стороны, идея о том, что они еще и здесь могут быть применены, она походу там не возникла. Тем не менее она здесь есть.

Юлия: Все‐таки Дилтс Был человеком очень системным, очень дотошным. Если он написал, что он чего‐то еще не нашел, наверное, это был вопрос времени и интереса в том числе. Но все‐таки это умение видеть какую‐то структуру, она у него есть, она ему присуще. И настолько, насколько он смог вот в тот момент, он детально все расписал. Собственно говоря, именно это и позволило нам, просто отталкиваться от того, что уже было и двигаться дальше.

Андрей: Собственно говоря, некоторое время, несколько месяцев мы этот поиск вели. По‐разному перекладывали, укладывали. Алексей Смолкин в этом участвовал активно, мы обменивались информацией, ставили друг перед другом вопросы. Как эти Фокусы разложить? Как их, куда, чего? То сеть искали, вот эти разные штуки. В конечном итоге возникла эта таблица. Но прямо скажем не без шероховатостей в ней.  Потому что буквально сегодня, пока я ехал сюда, в нашу замечательную студию, у меня возникла идея. Фокус языка, Противоположный пример, который единственный из таблицы выбивается. Может быть нам его сделать инвертированными цветами, чтобы было понятно, что это особый Фокус языка. Потому что он является тем, что потом уже здесь в России назвали «Каскады Фокусов языка». Фокус языка противоположный примеру, является, сначала обобщением, а потом опять разделением. Тем не менее он очень хороший, поэтому мы его оставляем и не стали из него ничего делать. Кстати про Каскады, важный момент. Когда мы анонсировали этот эфир, нас спрашивали в комментариях, ну и вообще эти идеи периодически возникают. Какой Фокус языка, бить, каким Фокусом языка? То есть некое фокуса‐язычное кун‐фу. Это идея является, наверное, не совсем верной. Вот почему. Если мы изучаем Фокусы языка в очень классическом формате, чуть ли не по книгам Дилтса или в том самом формате раскрутки убеждений. То, есть идея, она вылезает периодически, что один примененный Фокус языка, может разрешить ситуацию. Иногда, так действительно может быть. Но чаще всего, очень четко, красиво и изолированно, один Фокус языка, еще и написать, бывает не очень просто. То есть, где‐то слов не хватает, где‐то фраза звучит коряво. Где‐то дополнительно пролезают два‐три Фокуса языка, дополнительно. Вот здесь, если мы опять же говорим, что у нас есть 14 супер ударов, которые разрушают убеждения, то тогда конечно, есть замечательная идея, что вот я ему сейчас фигану намеренье и ему сразу станет все понятно.

Юлия: Да. Но у нас уже 16, 16 мега ударов.

     Помимо красивой и понятной раскладки Фокусов языка, мы еще и структуру убеждения уточнили, есть не только и исключительно ограничивающие убеждения.

Андрей: Здесь чуточку, наверное, не совсем так. Все‐таки, наверное. Фокус языка, даже если мы боремся с каким‐то конкретным убеждением, даже, сели мы нашли убеждение, которое реально ограничивает. Здесь тоже важный момент. Отойдем в сторонку. Помимо таблицы. Помимо красивой и понятной раскладки Фокусов языка, мы же не только это нашли. Мы же еще и структуру убеждения уточнили. Опять же в книге Роберта Дилтса, он пишет только и исключительно о ограничивающих убеждениях. В преподавании Фокусов языка, когда говориться уже о боевой коммуникации, о гуру коммуникации, говорится еще и о поддерживающих убеждениях. Но при этом, очень большой пласт мыслей о мире, он не является ни чисто ограничивающим, ни чисто поддерживающим. Есть некоторое убеждение, и это убеждение с одной стороны говорит о том, что хорошее возможно, с другой стороны говорит, что для этого нужно вот так и так, и только так. Ограничивающее оно или нет? Чтобы стать богатым, нужно много работать, нужно много трудиться. Это ограничивающее убеждение? С одной стороны, если мы смотрим только на одну половину, на идею о том, что нужно тяжело трудиться. Ну да, она ограничивающая. Так это ограничивающая половина, негативная часть убеждения. А, что стоит за словом, чтобы стать богатым? Вспоминаем. Пресуппозиционные формы, метамодель. Пресуппозици.

Юлия: Как минимум, человек знает, что это такое.

Андрей: Богатство есть. Им можно стать. Человек верит, что это для него.

Юлия: Там есть размеры какие‐то. И у кого‐ то значит есть, он с чем‐то сравнивает. Соответственно, вот эта позитивно‐ресурсная часть убеждений, тоже присутствует.

Андрей: Оно даже для него допустимо. То есть, если мы понимаем, что человек говорит примерно про себя, то оно даже для него допустимо.  Если мы скажем: Мне богатым не быть, я не достоин богатства. Вот это ограничивающее убеждение в чистом виде.  И мы видим, что они закрывают идею, этого самого богатства.

Юлия: Как правило, таких убеждений у человека не бывает много. Они есть, но их не много и с ними можно поработать. В большинстве своем фразы, которые человек использует для описания своего мира, своей жизни, они содержат, как ограничивающую часть, что ему не доступно. Почему‐то сейчас это для него невозможно, может быть он не знает, как. Но, что‐то хорошее, чего бы ему хотелось, есть в его карте.  И мы с этим тоже можем работать.

Андрей: И тогда, вот именно в этот момент, когда мы понимаем, что большинство того с чем мы работаем‐ это просто описание мира человека. Да, это убеждения. Но часть из них хороших, часть плохих. Часть туда, часть сюда. Вот они висят в мире человека, они связаны со всем миром человека. Они связаны с ценностями. С еще большими ценностями. С идентичностями. Они оформлены в какую‐то лингвистическую структуру. Они связаны с какими‐то конкретными задачами, с какими‐то конкретными целями. Они находятся в конкретной сенсорике, в конкретном месте жизни человека. Вот они те самые слои. И тогда речь не идет уже о том, что мы долбаем в убеждения. Речь не идет о том, что мы разрушаем это убеждение. Нет, мы его не разрушаем.  Мы его тогда можем корректировать. Мы тогда можем в позитивную часть убеждения долбануть посильнее, чтобы она исчезла, например, и это будет та самая боевая коммуникация.  Когда в том самом убеждении, что для богатства нужно тяжело трудиться, мы спросим «Где мы, а где богатство». Какой это был фокус языка? Отмечайте по таблице сами.

Юлия: Да, тем самым мы получаем возможность работать в рамках одного убеждения. И с ограничивающей частью этого убеждения. Трансформируя его, фактически терапевтируя человека, или провоцируя его на движения к хорошему. Либо работая с его ресурсной частью, наоборот, блокируя достижения этого. Или наоборот, вербуя его, связывая его с этой мало достижимой ценностью. Поэтому мы получаем гораздо большее пространство работая с вниманием человека, и у нас появляется некое поле, куда мы можем закидывать разные мысли, разные идеи. И человек из этого поля, пересоберет свой опыт, пересоберет свою карту.

Андрей: Мы фактически ему с этим помогаем. То есть, если у нас нет задачи куда‐то вести человека, то да, эта помощь может быть не особо направленной. Мы именно бьем по тем самым ограничениям, фактически в терапевтическом применении Фокусов языка. Вместе с тем усиливаем позитивную часть и все, человек пошел счастливый, радостный. Что, тогда такое это получается? Если мы берем убеждение, что богатым быть тяжело. Если мы берем с одной стороны и делаем это легче, а с другой стороны открываем, указываем человеку на большие возможности. На то, что он может помогать людям, что‐то еще, менять по‐настоящему мир. Ради этого можно приложить усилия – говорим мы. Это одновременное применение и гуру подхода и гуманистического, терапевтического.

Юлия: Да. Совершенно верно. Но это не Фокус языка.

Андрей: Это не Фокус языка. Не можем сказать, что мы взяли и применили прям четко один Фокус языка.

Юлия: Давайте так. Когда к Вам приходит Ваш близкий человек, член семьи, друг, может коллега и Вам что‐то говорит, а Вы хотите его поддержать. Вы же ему не одну фразу сказали, и он воспрял духом и сказал как ему классно. И такое может быть, но такое бывает редко очень. Зачастую бывает, что Вы текст человеку выдаете, для того чтобы ему и так показать, и на это указать, и об этом рассказать. И он говорит: «Ну, может быть, да, спасибо, я подумаю.» И он уходит в другом состоянии. Фактически Вы используете тот самый каскад Фокусов языка. Фактически, с Вашей точки зрения, Вы переубеждаете человека, Вы хотите, чтобы человек начал думать иначе. Вы пользуетесь Фокусами языка. Конечно Вы это делаете не осознанно. Вы это делаете в привычном формате. Именно поэтому Вы замечали, что есть люди, которых Вам легко переубедить и донести мысль, как‐то поддержать. А есть люди, с которыми Вы точно так же общаетесь, но что‐то им не заходит Ваша речь. Да? Вы, когда говорите, а он Вас будто не слышит, не понимает. И вот здесь мы как раз и говорим, что есть привычные стратегии мышления. То есть, если в рамках семьи Вам с детства в привычном формате, в лингвистических конструкциях там, что‐то объясняли, то соответственно, если кто‐то так же в этом привычном формате, Вам что‐то скажет, Вам это будет понятно. Для Вас это будет убедительно. И вот на этом уровне, может быть даже одно предложение, будет играть ту роль. Вот одно слово сказал, и оно сработало. Классно! Да? А, если, например, человек из другой семьи, из другого класса, из другого города, по‐другому мыслит. Что бы Вы ему не говорили, одно предложение, десять, двадцать, он Вас просто не поймет. Потому что это другой стиль мышления. И вот здесь мы как раз говорим о том, что привычные форматы мышления, которые закладываются с детства, тоже играют свою роль. И для тренировки разных способов восприятия информации из вне и донесение информации, очень полезно тренировать стиль мышления. От общего к частному, от частного к общему. Это та самая индукция, дедукция. Мышление по аналогии – тредукция или мета – оценка со стороны. Именно это позволяет общаться с разными людьми и доносить свою мысль.

Андрей: Именно поэтому мы сейчас уже на протяжении некоторого времени, когда таблица уже прочно вошла в мир российского НЛП, по крайней мере в нашу его часть. Мы на тренингах по Фокусам языка, во все дистанционные наши курсы, в живые, в практику, в мастер, мы стали включать дополнительные упражнения, на развитие вот этих вот базовых моделей мышления. Это реально помогает. Там голова начинает работать больше и лучше. Давайте, такая идея. Если у кого‐то плохо работает, та самая тредукция, то есть мышление по аналогии, боковое смещение, то этому человеку, практически невозможно творчество. Не доступен перенос ресурсов, не доступны идеи: там вот так вот, а здесь я перенесу, скорректирую. То есть творчество, получается ограниченное у человека. Нет полета фантазии. Это же не только про Фокусы языка говорится. Правильно? Это говорится про всю жизнь человека. Естественно, некоторые вещи ему будут даваться тяжело. Если у человека идет провисание между дедукцией и индукцией, когда что‐то одно из этого плохо работает, человеку практически не доступен системный анализ, системное мышление. То есть легкое движение от общего к частному и обратно. Если человеку не доступна та самая мета, не доступна диссоциация, то сами подумайте. Не доступное, имеется ввиду сложно ему это делать. Понятное дело, что она никому не запрещена, если сложно.

   Если в семье какой‐то способ мышления просто меньше используется, то для ребенка он не привычен, а другой привычен. Но это можно натренировать.

Юлия: Опять же, из семьи идет. Действительно, если в семье, какой‐то способ просто меньше используется, привыкают, обучают ребенка, например, в традукции – мышлении по аналогии. Вот ты, когда делаешь вот так вот, это похоже на вот это. Тебе это нравится? Ребенок говорит: Нет, не нравится. Ну тогда и ты тоже так не делай. А когда ты делаешь вот так, это похоже на вот это. Тебе так нравится? Да. Ну, тогда и ты так тоже делай. Это фактически упражнение на формирование вот такого стиля мышления. Если для человека он привычен, то какой‐то другой, может быть не привычен. Он доступен, но нужно его просто потренировать.

Андрей: И тогда не только Фокус языка, этого столбца, фактически, будет тяжело даваться, ему и стиль мышления не дается. Человек, для которого сложно дистанцироваться, и мета посмотреть, ему менее доступна рефлексия. То есть, так, откуда я это взял – вот такое мышление относительно самого себя.  То есть человек живет ассоциировано, и в каких‐то местах он не может сам отстранится, сам посмотреть, сам себе дать полезный совет и сам его реализовать. То есть такая самотерапия в принципе. И тогда, человек приходит в состоянии некоторого такого раздрая, с ним что‐то случилось, он в гневе, в проблеме. И ему дают супер офигенский совет. Говорят: «Ну ты просто посмотри на это со стороны.» И его  сразу отпустило, конечно. Он такой сразу такой, хоп и научился. Нет. Он не может посмотреть на это со стороны. Поэтому у него и проблема. Поэтому он залипает, например, вот в этих эмоциональных сценариях, в том числе. Это полезное, раз. Второе. Вот эти вот движения по строчкам таблицы. Где есть сами убеждения, где есть связанные с ними ценности – верхняя строчка. Где есть цели и задачи. Где есть сенсорика, непосредственно проверяемая. Тоже, если мы говорим, что это элементы пирамиды Дилтса те же самые, то мы говорим, что некоторые вещи могут быть привычны, а некоторые нет. У нас однажды на курсе был человек, который мыслил исключительно на уровне ценностей. Исключительно ценности и исключительно идентичности. У него мега ценности. Все исключительно самое больше и исключительно оценка людей по их социальным ролям. Ему тяжело было. Речь не о Фокусах языка, обратите внимание, пожалуйста. Врятли ему понятен особый Фокус языка – разделение, намерение или что‐то еще. Сенсорика. Фокус языка – сужение фрейма. Где, когда. Нет. Речь даже не об этом. Вы, что думаете, что ему только Фокусы языка плохо давались? Нет. Ему сама жизнь, плохо давалась. Например, ему очень тяжело было общаться с девушками. Потому что они по логическим уровням, очень сильно не состыковывались.

Юлия: Да.  Стратегии мышления, это наши глубочайшие, первейшие фильтры, которые определяют наше взаимодействие с окружающим миром. Если они очень жесткие, если они узкие, лаконичные и их мало, соответственно где мир проходит сквозь эти фильтры, то там у человека еще что‐то, как‐то может получаться.  Но, все остальное остается за кадром. И, тогда конечно у человека проблемы. Но с другой стороны, это же хорошо, что человек приходит учиться и там он получает инструменты, для того чтобы расширить тот свой эффект.

   За счет чего вообще работают Фокусы языка?  Они срабатывают за счет того, что человек таким образом, до нас не думал.

Андрей: Так вот, возвращаясь к вот этому самому вопросу, на тему «Фокус языка» на «Фокус языка». Давайте мы так вопрос поставим. За счет чего вообще работают Фокусы языка? За счет чего срабатывает какая‐то фраза, когда мы просто поменяли слова местами и, что‐то сказали?  Она срабатывает за счет того, что человек таким образом, цельно, до нас не думал. Он, например, забыл о своем намерении, мы ему напомнили. Он подумал: «Да, точно, здесь вот такая задача‐то была.» Человек, например, забыл думать о своих ценностях, а мы напомнили ему.  Человек сильно ассоциировался, не в свои убеждения, или не в свой контекст и мы ему вернули: а это к тебе имеет какое‐то отношение или нет, я просто не очень понимаю? Или человек переживает за события не в своем городе. Мы говорим: «Хорошо, что мы не там находимся, где ты переживаешь.» Об этом же идет речь.

Юлия: Да.

Андрей: То есть, человек себе не отдает отчет, что он в данный момент использует ограниченную модель мышления. То есть не все уровни и не все способы мыслить. Он их использует не все и поэтому у него есть, собственно говоря вот эта вот сложность или ригидность. И, когда мы говорим: «На, пожалуйста Фокус языка.» О чем идет речь? О том, что мы выводим его туда, где он раньше не думал.  И только за счет этого Фокус языка работает. А, если Вы знаете, что это был Фокус языка. О чем это нам говорит? Это говорит о том, что у Вас осознанное. И вот Вы понимаете, что к Вам применяют Фокус языка, и Вы думаете: какой бы мне к нему применить Фокус языка. А он тоже в теме, и Вы ему применяете Фокус языка. Хочу рассказать анекдот.

Юлия: Рассказывай.

Андрей: Встречаются на конференции несколько психологов. Начинается разговор ни о чем. Один говорит: «Вот знаете, я машину поменял.» Другой еще что‐то. Третий, такой смотрит на них и говорит: Господа, мы профессионалы, давайте достанем и померимся. Я извиняюсь, за настолько прямой анекдот, но мне кажется он очень правильный, в тему. То есть, когда встречаются два супер манипулятора, с помощью Фокусов языка и всего остального. Здесь вот нужно таким образом, как‐то говорить. То есть, мы вроде бы оба понимаем, о чем идет речь. Мы оба понимаем, что здесь можно манипулировать. Мы оба видим эту манипуляцию. Мне кажется, что именно поэтому, часть переговоров политиков, идет за закрытыми дверями. Без каких‐либо видео, без журналистов. И, когда они закрылись там, потерли свои великие терки, а потом выходят и потом делают совместное заявление. Причем они могли и не договорится, но не кроют друг друга последними словами. Но, что там происходит за закрытыми дверями? Я думаю, что они сидят и говорят: «Бил, давай без всего вот этого, эта фигня нам не нравится, мы хотим по вот этому и этому и на это никогда не пойдем. Если что‐то кого‐то, то может быть, но давай открыто.»  Возможно как‐то так это происходит.

Юлия: Да, скорее всего так. Потому что, давайте все‐таки держать в голове идею, что прежде всего коммуникация. Коммуникация – это предложение, это лингвистические конструкции, которые несут какую‐то информацию. В зависимости от того, как мы построим слова в предложении, смысл может меняться очень существенно.  Акценты будут расставлены по‐разному. И именно этот факт имеет значение. Фокус языка работает за счет того, что Вы смещаете Фокус внимания человека, в каком‐то его направлении, в его же внутренней карте. Потому что человек где‐то не увидел, не учел, забыл, еще что‐то. А Вы туда обратили его внимание, сюда, в сенсорику, в конкретные факты, в ценности, в идеи, в цели, в задачи. В прошлое, настоящее или будущее. И человек, после вот этих Ваших интервенций, после того, как Вы обратили его внимание, задумается, он проанализирует. Он может и останется при своем мнении, а может и не останется. Как правило, мы все равно так или иначе, влияем друг на друга. Мы все равно, так или иначе, пытаемся донести свою мысль или откорректировать мысль другого человека. Мы это делаем не осознанно. Но, если мы понимаем, каким образом мы это внимание можем эффективнее направлять, быстрее, лучше, точнее. Тогда мы говорим, что у нас есть 16 паттернов Фокусов языка, 16 лингвистических структур, моделей. Тогда мы это делаем осознанно. Когда нам это нужно? Да, конечно же в терапии нам это нужно. Потому что это рабочий инструмент, и мы поможем клиенту быстрее. Где еще? В переговорах нужно? Да, конечно.  Мы быстрее договоримся, точнее сможем увидеть, точнее донести мысль, точнее переместить Фокус внимания, нашего оппонента или партнера. Конечно нам это нужно, когда мы пишем какие‐то коммерческие предложения, когда мы пишем продающие тексты. Опять же, чтобы сфокусировать внимание целевой аудитории, на каких‐то важных вещах, которые с нашей точки зрения им нужны.

Андрей: При этом, если аудитория об этом не задумывалась, то тогда она за нашим фокусом пойдет.

Юлия: Да.

Андрей: А, если они задумывались? Они прочитают и скажут, что это не про них и они думают по‐другому.  И это хорошо. Потому что мы тем самым, наверное, сегментируем аудиторию. То есть, мы на одних людей нацелились и эти люди пришли, а все остальные не пришли.

Юлия: Да.  Совершенно верно.

   Если хотите быть логичным – говорите фокусы с одной строки или столбца, а если хотите трансануть – смещайтесь по диагоналям.

Андрей: Это, наверное, очень здорово, это снижает затраты на рекламу. То есть много чего хорошего делает.  Фишечки, то, все равно есть на тему разговоров с Фокусами языка. Это не является кун‐фу фокусом. Не надо, наверное, в эту идею сильно залипать. По таблице. Откройте картинку таблицы, посмотрите. Если во фразе, обращенной к Вам, Вы видите, что – то похожее на какой‐то Фокус языка, либо она полностью на нем построена. И, если Вы, продолжая диалог, хотите как‐то на нее отвечать, то здесь есть два момента.  Они являются важными и для построения тех самых каскадов Фокусов языка или их там несколько. И для ответов они тоже являются важными. Для поиска, как человек может быть не думал, тоже важными являются.  Если Вы в ответ на Фокус языка человека, говорите Фокус языка, который находится на одной строке, или в одном столбце, с Фокусом языка, который Вам предъявили, то Вы будете казаться чуточку логичнее. То есть, человеку проще будет, эту мысль понять.  По нашим предположениям, это потому что мозг человека меняет, только что‐то одно. То есть, либо, только стратегию мышления стараясь быть на одном уровне, либо только уровень, но оставаясь в рамках стратегии мышления. Эту фишку нашел, как раз Алексей Смолкин на питерских НЛП клубах.  А, если Вы хотите чуть больше трансануть человека, то ставьте тогда Фокусы языка, которые находятся на разных столбцах и строках.

Юлия: По диагонали.

Андрей: То‐есть, грубо говоря, движение по диагонали трансует, движение по вертикалям, по горизонталям, оно строит фразы логичнее.  Вот наблюдение такое вот оказалось.  Это можно использовать. То есть, либо речь будет чуть более логичнее, либо речь будет чуть более трансовая. Вот по таблице мы можем ходить. Что у нас осталось по вопросам?

Юлия: У нас нет вопросов. Пока, по крайней мере мы предполагаем, что все понятно.

Андрей: Мы бесконечно понятные.  Ну что, мы по тихонечку завершаемся. Сейчас может вопросы, какие‐то есть.  Если у Вас есть, Вы пишите, мы пока будем подытоживать. Если вопросы появятся, то мы конечно же на них ответим. Важное! Таки, почему Фокусов языка стало 16. Это важный момент. Я сейчас Вас еще больше запутаю. На самом деле их 15.

Юлия: Так детально не надо. Детали, на наших курсах.  Расскажи, пожалуйста, основную идею.

Андрей: Основная идея. Фокус языка изменение размера фрейма, он фактически, является двумя Фокусами языка. Если мы говорим, что за Фокусами языка стоят модели базовые мышления, то понятное дело, что дедукция – это сужение фрейма, индукция – это расширение фрейма.

Юлия: Самая чистая логика, мы исходили из этого. Потому что, действительно, если человек привык мыслить в дедукции, то говорить ему в сужении фрейма, будет понятнее. Конкретно такому человеку, будет понятнее. А человек, который идет от деталей к общему, от частного к общему, наоборот, сколько бы Вы не сужали, не очень будет Вас понимать. Ему будет удобнее, если Вы будет расширять фрейм, расширять рамку.

Андрей: То есть Фокус языка, один и остался. Но, поскольку за ним находятся две разные логики, то естественно надо показать, что здесь есть некоторая разница. И еще один Фокус языка. Тот самый дополнительный, фактически получился.  Который тоже получился дополнительным, только за счет того, что там немножечко другая модель мышления стоит. Если смотреть, опять же в книги Роберта Дилтса, если их читать изнутри, то на иерархию критериев, он приводит два примера. И один пример – это иерархия критериев. То есть он выделяет что‐то важное. Но внутри этого процесса, то есть, непосредственно связанные ценности, непосредственно связанные критерии. А другой, он выходит совсем куда‐то далеко, высоко.

Юлия: Это фактически мета позиция.

   У Дилтса и то, и другое, входило в один Фокус языка, в Иерархию критериев.  Мы его разделили, потому что там разные критерии мышления внутри.

Андрей: Да. В другом примере он вообще выходит, за рамки этих ценностей, связанных с этим убеждением, и переходит вообще в другую ценность, которая сильно выше, сильно больше. Вот за этим стоят тоже, два разных подхода. Один подход – это дедукция. Когда мы из всего пространства ценностей. Это мы уже немножечко палим, как собственно говоря строить саму концепцию Фокусов языка по таблице.  Как строить иерархию критериев? Мы берем пространство всех возможных ценностей, которые непосредственно участвуют в этом контексте и выбираем из них одно, и говорим: Вот это самое главное.  Все, иерархия критериев готова.  Или вот это самое главное, или вот это, или вот это. И в этом пространстве ценностей и получается, что некоторые ценности, если мы на них обращаем внимание, на некоторые критерии, то это будет боевая коммуникация.  Если на эти обращаем внимание, будет правокативная. Если мы обратим внимание человека, на самый не достижимый критерий. На самый сложно реализуемый критерий. И скажем: «На самом деле, самое важное, это вот это.» Что будет со всей этой концепцией? Человеку станет хуже. Потому что, он скажет: «Блин, это самое важное, но и самое сложное, ой все, я пойду займусь, чем‐нибудь попроще, чем моя жизнь.» Вот он – Иерархия критериев. А, если Вы человеку говорите: «Это все понятно, но на самом деле, важно, что во всем мире…»  Что это такое? Мы выходи вообще из этой системы критериев и ценностей, которые связанны непосредственно.  Мы выходим в больший мир. Мы выходим в ценности групп – это то, что находится в мире силы, собственно говоря. Мы выходим в ценности терминальные. Ценности уровня, предназначения, смысла жизни. И говорим: «Это на самом деле, чтобы прожить жизнь счастливо, это самое главное.» Ну да, это, наверное, сильно выходит за рамки. Скажем так, идея – заработал, не заработал, или каких‐то еще.  Это две разных модели мышления. Одна – это индукция, друга – это мета. У Дилтса и то, и другое, входило в один Фокус языка, в иерархию критериев.  Собственно говоря, мы их и разделили, потому что там разные критерии мышления внутри.

Юлия: Да, опять же мы исходи именно из такой логики.

Андрей: И долго думали, как назвать этот 16‐тый Фокус языка.

Юлия: Да.

Андрей: Это, наверное, одно из самых сложных было, в формировании таблицы.

Юлия: Да. И в таком формате, изучение Фокусов языка, становится гораздо проще. Проще, потому что понятно, что за каждым стилем мышления, есть свой набор паттернов Фокусов языка, которые логично этот стиль мышления раскрывают. В результате этого, понятно, что какие‐то Фокусы языка человеку проще даются, потому что он и сам так мыслит, привычно, а какие‐то сложнее. И, если они даются сложнее, то это говорит о том, что нужно потренировать стиль мышления. Просто поделать детские упражнения, на развитее логики, которых очень много. Они могут быть разными. И тогда Фокусы языка становятся точно также понятными, простыми, как и те, которые натренированы с детства. И вот такая система позволяет быть легче в выборе использования, тех или иных паттернов, тех или иных Фокусов языка. Когда Вы четко видите, что есть стратегия мышления и есть уровни.  И все это создает некое единое поле, пространство, в рамках которого Вы выбираете, чем воспользоваться, в зависимости от Ваших целей.

Андрей: Так что, что мы можем сказать? Только, одно: Изучайте Фокусы языка. Изучайте способы мышления. Изучайте способы построения фактически аргументов. Изучайте способы, как доносить свою мысль. Изучайте способы, как оспаривать мысль другого человека. Как ставить под сомнения или как искать узкие места. В том числе, и в своих идеях, как искать. Если, какую‐то мысль Вы обдумываете, Вы можете на бумагу ее перенести, и посмотреть, где Вы не думали.  Вот по таблице это прекрасно видно, где Вы не думали. Если выписать все, что Вы имеете сказать по этому поводу. Может оказаться, что Вы принципиально не ходите в какой‐то угол этой таблицы. Ну сходите, там что‐то интересное есть, наверное.

Юлия: Вопросов таки, не появилось.

Андрей: Значит все классно, все понятно.

   Одна из важных задач, которую мы решили таблицей, упрощение восприятия, изучения и преподавания Фокусов языка.

Юлия: У нас останется запись. У нас есть дистанционный курс «Магия языка», который построен именно на изучение таблицы. Мы даем упражнения на стиль мышления. Мы обучаем видеть, и ресурсы, и ограничения в рамках каждой фразы, убеждения или возражения. Мы тренируем каждый паттерн Фокусов языка отдельно, и собираем это в тексты.  Поэтому, это все практика. Фокусы языка‐ это привычно воспринимается, как нечто сложное, но сейчас все стало несколько иначе. Сейчас ест уже структура, ее нужно практиковать, тренировать и в общем‐то пользоваться.

Андрей: Одну из важных задач, которую мы собственно решали таблицей – это задача, прямо реального упрощения. Упрощения восприятия, обучения, изучения и преподавания, этих самых Фокусов языка. Мы умели их преподавать, мы умели их рассказывать, не только мы умели их рассказывать и преподавать. Вместе с тем, мы видели всегда, что на мозге человека, они все равно ложатся все равно. Мозги скрепят, сильно скрипят. Люди говорят: «Нет, эту тему нужно тренировать по больше.»

Юлия: Да ладно. Он и у нас скрипели, у всех, кто изучал, преподавал.

Андрей: Если получилось, а оно получилось, то можно по нашим наблюдениям, которые мы на наших тренингах даем, ускорилось преподавание Фокусов языка. Люди, которые говорили, что их все еще не могут до понять, они услышали, что наконец‐то есть структура. Людям, которым тяжело было запомнить 14 Фокусов языка, по таблице запоминается легче. Потому что помним 7, +/‐ 2. Это, либо ты запоминаешь 7 и 7, этих самых Фокусов языка.  Половина пропадет куда‐то. Или 9 и сколько‐то.  Либо ты запоминаешь 4 мышления, 4 вот этих, и внутри они есть. То есть внутри возникает структура, возникает легкое запоминание. Это в том числе важная задача.  И мы считаем, что мы выполнили эту задачу. Фокусы языка стали проще, стали понятнее. Собственно говоря, то, что Дилтс писал об этом, обратитесь к книге, обратитесь к нашей статье. Он писал, что учить их сложно, потому что не понятно, что за ними стоит, не понятно, как их писать. Я сейчас его слова повторяю. Тренируйте лингвистически, проверяйте, делайте, делайте, делайте, однажды у Вас в голове включится.  Фактически так у него написано в книге. Нет, говорим мы, давайте побыстрее. Может быть это не единственная систематизация. Может быть кто‐нибудь, когда‐нибудь сделает или уже сделал, какие‐то другие способы, структурировать Фокусы языка. Нам они пока не известны.  Мы допускаем вполне, что есть «более лучший» способ их систематизировать. Мы с удовольствием их рассмотрим. Задача не в том, чтобы быть самыми крутыми, задача в том, чтобы модель была самая понятная и доступная, самая удобная, самая эффективная.

Юлия: Ну что? На этом мы заканчиваем.

Андрей: Как обычно, запись остается, запись будет на YouTube. Можете посмотреть все остальные записи на нашем канале «NLPtv»/ Ждем Вас в эфирах, по четвергам.

Юлия: Счастливо!

НЛП и Профайлинг

НЛП и профайлинг

Андрей: Всем привет!

Юлия: Здравствуйте!

Юлия: Мы будем начинать и вопросы, которые у Вас будут возникать по ходу, Вы не стесняйтесь, задавайте сразу, мы будем читать, отвечать. Наша встреча сегодня для того, чтобы познакомиться в таком формате и поговорить немного о том, что такое профайлинг. Тема интересная и популярная. Наверняка Вы о ней тоже уже много слышали, если отреагировали в анонсе на эту тему.

Андрей: Прежде всего, хотелось вот о чем сказать – связь и отличие НЛП от профайлинга, профайлинга от НЛП. Как связаны и чем отличаются. Если мы говорим о НЛП, ну по крайней мере в том формате, в котором оно в большинстве книг используется, в том формате, в котором о нем говорили отцы основатели и в котором, в большинстве своем, люди сталкиваются на тренингах. НЛП является способом вносить изменения в жизнь через свою психику, через управление собой, своими паттернами. В общем, вносить изменения в такую систему, как человек. Ну и между людьми конечно, и там много всего. Но, как бы то не было, НЛП является, наверное, все‐таки, в первую очередь, идеей создания изменений. То есть целым набором способов и инструментов, находить места, в которые нам следует эти самые изменения вносить и создавать.

      НЛП предполагает, что изменить можно все, а профайлинг предлагает понять человека и работать с тем, что есть

Юлия: В свою очередь, профайлинг является, как раз‐таки системой, которая предполагает, что Вы воспринимаете другого человека, как некую уже сформированную структуру, характер, тип личности. Не важно, как это называть, нечто уже  существующее, и с этим объектом мы будем как‐то взаимодействовать. Будем, возможно, с ним вести переговоры о чем‐то, возможно, строить отношения, может быть решать какие‐то профессиональные задачи или просто развлекаться, реализуя свои интересы. Вопрос в чем? Насколько с этим другим человеком будет комфортно, насколько будет полезно, насколько будет эффективно. И, как раз‐таки профайлинг позволяет не менять другого человека, а понять его. Понять его на сколько возможно глубоко: что этим человеком движет, что его привлекает, как он склонен принимать свои решения относительно его личных задач или относительно Ваших совместных целей. И эти вопросы находятся в зоне изучения профайлинга.

Читать статью дальше…

Структура манипуляции. Боевое НЛП

Андрей: Ну что же, давайте начинать.

Юлия: Да

Андрей:  Здравствуйте всем тем, кто нас смотрит в прямом эфире, всем тем, кто будет смотреть это в записи. Напоминаем, да, что наши эфиры проходят раз в неделю. Всегда проходят прямые, мы обязательно отвечаем на Ваши вопросы, если они есть, мы все, как есть сидим и рассказываем.

Юлия: Всем здравствуйте.

Андрей: Всем здравствуйте, да. И обязательно мы наши эфиры потом выкладываем, не все получается, но мы изо всех сил пытаемся из в записи выкладывать, у нас на канале, на Youtube, собственно можно заходить и смотреть, то что мы наэфирили

Юлия: Заходите, подписывайтесь, обязательно будут еще темы интересные и Вы всегда будете в курсе, всегда у Вас будут хорошие записи.

    Зачем изучать Манипуляции и Боевое НЛП

Андрей: Ну что же, сегодня мы говорим про Боевое НЛП, говорим о структуре манипуляции. Собственно говоря, зачем об этом говорить, зачем об этом писать, зачем проводить тренинги, зачем может быть даже проводить какие‐то исследования, в этом месте? Идея очень простая, эта идея собственно говоря легла в основу создания этого самого боевого НЛП, создание несколько лет назад в Институте НЛП, собственно говоря в его лучшие годы, в период максимального расцвета. Идея очень простая. Идея заключается в том, что люди изучают психологию, изучают коучинг, изучают всякие, разные направления. В Институте психологов учат: 4 года, 5,5 лет. Некоторые потом идут психологи в магистратуру учиться, еще пару лет, проходят дополнительные курсы, потому что мы все знаем Институт, факультет психологии в Институте – это все здорово, замечательно, но там практическая часть немножко страдает. Вот, ну окей, хорошо, даже, если бы она не страдала, нам все равно нужно само развиваться, поэтому 5 лет Института плюс пару лет каких‐ нибудь курсов, плюс личная практика, плюс наработка опыта. В результате: сидит в кабинете человек, человек лет 7–8 занимался тем что изучал, способы, каким образом делать людям хорошо. 8 лет, включая практику, включая теорию, то есть прям серьезно, некоторые и больше. Так вот, сидит этот человек в своем кабинете и к нему приходит другой человек. К человеку, который 8 лет учился делать людям хорошо, приходит человек к этому обученному, высококвалифицированному человеку, приходится несколько месяцев по сеансу в неделю, серьезно возиться. Почему? Откуда он к нему пришел? Откуда пришли эти люди, кто их поломал, кто их довел и собственно говоря, как это было сделано? Ну и как, наверное, многое другое – боевое НЛП, как раздел, как один из разделов НЛП. Манипуляции, способы разрушения чуть позже в деталях об этом. Не взялся откуда‐то, не взялся неоткуда, не придуман он был на коленке, все было собственно говоря, так или иначе известно, может быть не та структурно описано. Те же
самые шизофреногенные паттерны разрабатывались, прорабатывались незадолго до и Грегори Бейтсоном, Полом Вацлавиком, занимались еще в 70‐х, 80‐х годах.

Читать статью дальше…

Как бросить курить с НЛП

бросить курить с НЛП

Вопросы про бросание курить очень частые и поэтому я пишу эту статью. Статью о том, как бросать курить  с помощью техник НЛП. Как это сделал в  свое время я и как сейчас помогаю когда ко мне обращаются.

Я курил 13 лет, начиная с первого курса института и вплоть до момента когда бросил. Летом 2007 года.

Моей задачей было не просто бросить курить, но и разобраться детально, на примере курения, как устроены эти самые вредные привычки. Именно поэтому процесс бросания у меня занял полгода, для того чтобы сейчас это можно было делать за 3–5 сеансов.

Как любая систематическая деятельность, курение очень быстро обрастает большим количеством вторичных, третичных и прочих выгод. Как частая деятельность, ритуалы курения очень быстро переходят на уровень бессознательного поведения, автоматических шаблонов поведения.

И работа по отказу от курения требует и нахождения всех этих выгод и замещения их другим поведением. Я для этого «хаотизировал» привычку. Курил не по часам, разные сигареты, случайным образом в течении дня отказывался от перекуров, иногда не курил день или два. У себя я выявил около 20‐ти «выгод» от курения. Заодно понял, что курение многогранный процесс. В разное время, в разных местах курение разное именно в силу разных целей стоящих за каждой конкретной сигаретой. Где‐то это отстранится, где‐то успокоится, где‐то сконцентрироваться, где‐то взять паузу, где‐то это элемент тайм‐менеджемента, планирования, где‐то элемент коммуникации, и так далее.

И именно поэтому сейчас это происходит быстрее и проще по следующему сценарию.

Этап 1

Надо понять, что есть несколько разных курений и что отказ от  сигарет вне  работы – это уже результат. Промежуточный, но результат и это уже бросание одного из типов курения.

На этом этапе надо убрать физиологическую зависимость. Я это делаю через цепочку якорей, формируя параллельную курению стратегию. Это важно.

На этом же этапе нужно пройти по 1–2 основным выгодам курения. Как правило это отвлечься и успокоится. Здесь используется техники НЛП – Шестишаговый рефрейминг или Генератор нового поведения.

После первого этапа нормой является сокращение сигарет наполовину.

Этап 2

По оставшимся поводам покурить продолжаем поиск вторичных выгод и замены(!) сигаретам. Замена  внутренними ресурсами с помощью встраивания стратегий управления состояниями. Тут опять Шестишаговый рефрейминг и Генератор нового поведения. Могут понадобится фокусы языка или метамодель, если по поводу курения или некурения проявятся убеждения.

На втором этапе нормой является то, что человек продолжает иногда курить, постепенно сокращая количество поводов покурить. Здесь  человек находится в состоянии когда у него есть параллельные стратегии для удовлетворения выгод, может через сигареты, может по‐другому.

Этап 3

Отказ. Полный переход в некурящее состояние. Здесь важно отслеживать оставшиеся порывы закурить. Для того, что бы доработать их. Техники те же что и на этапе 2.

Этот этап может быть долгим, последнюю из своих неочевидных выгод я осознал на третьем месяце некурящей жизни.

 

Вот из этого и складываются 3–5 сеансов.

Подводя итог, важным в бросании курить является(по убыванию значимости):

  • Автоматизм поведения
  • Неочевидные выгоды
  • Очевидные плюсы
  • Физиологическая зависимость

Кто еще не бросил – бросайте легко, кто бросил или и не курил – помогайте желающим!

Всем здоровья!

 

В чем обвиняют НЛП

Вокруг НЛП с самого его появления в России ходит большое количество мифов и слухов. Далеко не все из них являются правдой, не все являются полностью несостоятельными, не все являются продуктом конкурентной борьбы с НЛП и маркетинговыми ходами «разочаровавшихся в НЛП и придумавших лучшее».

Но обсуждения не утихают и мы решили внести посильную лепту в объяснение и разъяснения, с высоты своего более чем 15‐летнего опыта в изучении, применении и обучении НЛП.

Читать статью дальше…

Чему Вас научит курс НЛП‐Практик


Чему Вас научит НЛП

Нам часто задают вопросы, что такое НЛП и чему оно может научить? И вот мы решили опубликовать ответ. Конечно, он достаточно обобщенный, но для начала вполне конкретный, чтобы понять суть.

Задача НЛП помочь Вам обрести то, что Вам необходимо, то, что Вы желаете. С помощью НЛП мы раскрываем все те ресурсы, которые у нас есть. Как бы парадоксально это не звучало, но в парадигме НЛП считается, что в человеке все уже присутствует, нужно лишь только получить к ним, заветным ресурсам, доступ. Читать статью дальше…

Как я проходила курс НЛП‐Практик

НЛП Практик

Никто не может знать устройство моей собственной «головы»

лучше меня – наступило время там покопаться.

Как я проходила курс НЛП‐Практик

Помечтаем? Или мечты недостижимы? Кризис, время уже ушло, денег нет, да и вообще зима/осень/жара/понедельник. Как‐нибудь в другой раз, в общем…

А Вы задумывались над тем, кто в Вашей жизни придумывает и выдает все эти аргументы, от которых мечты не сбываются?

Кто в Вашу собственную голову вбил все эти ТЫ НЕ СПОСОБЕН, ЗАБУДЬ, НЕ ПОЛУЧИТСЯ, и почему эти НЕЛЬЗЯ не дают Вам жить на полную катушку? Читать статью дальше…

НЛП в бизнесе


Зачем НЛП для бизнеса

Ведущей мотивацией создания и дальнейшей разработки системы нейролингвистического программирования для его основателей Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера стал вопрос о том, как конкретный человек является столь эффективным, можно сказать гениальным, в своей профессиональной деятельности, и как можно описать этот процесс и обучить других достигать такого же уровня.

Читать статью дальше…

Лучшие книги по НЛП

 

Все трудности для человека состоят в том, что интуитивно он осознает свои скрытые ресурсы, но не отваживается воспользоваться ими.
Карлос Кастанеда «Сила безмолвия»

 

Что читать интересующимся НЛП

Нас часто спрашивают какие книги по НЛП почитать, просят порекомендовать книги по НЛП для начинающих, просят список лучших книг по НЛП. Ниже мы даем ответы сразу всем. Приводим наше видение самых полезных книг по НЛП, подходящих как только интересующимся НЛП, так и обучающимся на курсах НЛП, а так же тем, кто по‐настоящему увлечен НЛП и хочет достичь в этом настоящего Мастерства. Читать статью дальше…

Для чего нужно НЛП

 

Постарайтесь не очень удивляться, когда вы увидите, как легко и быстро ваша жизнь становится счастливей. Помните, что практически все это достигается через простейшую психологию.
Ричард Бэндлер, Оуэн Фицпатрик «Беседы Свобода – это Все, Любовь – это Все Остальное»

 

Почему необходимо обучаться НЛП

НЛП – это стройная система знаний и практических психотехнологий, владея которыми, вы получаете возможность быть эффективными в любой сфере вашей жизни. Читать статью дальше…

Обратный звонок

Оставьте номер своего телефона и менеджер перезвонит в ближайшее рабочее время.

Yandex Metrika