НЛП и Профайлинг

НЛП и профайлинг

Андрей: Всем привет!

Юлия: Здравствуйте!

Юлия: Мы будем начинать и вопросы, которые у Вас будут возникать по ходу, Вы не стесняйтесь, задавайте сразу, мы будем читать, отвечать. Наша встреча сегодня для того, чтобы познакомиться в таком формате и поговорить немного о том, что такое профайлинг. Тема интересная и популярная. Наверняка Вы о ней тоже уже много слышали, если отреагировали в анонсе на эту тему.

Андрей: Прежде всего, хотелось вот о чем сказать – связь и отличие НЛП от профайлинга, профайлинга от НЛП. Как связаны и чем отличаются. Если мы говорим о НЛП, ну по крайней мере в том формате, в котором оно в большинстве книг используется, в том формате, в котором о нем говорили отцы основатели и в котором, в большинстве своем, люди сталкиваются на тренингах. НЛП является способом вносить изменения в жизнь через свою психику, через управление собой, своими паттернами. В общем, вносить изменения в такую систему, как человек. Ну и между людьми конечно, и там много всего. Но, как бы то не было, НЛП является, наверное, все‐таки, в первую очередь, идеей создания изменений. То есть целым набором способов и инструментов, находить места, в которые нам следует эти самые изменения вносить и создавать.

      НЛП предполагает, что изменить можно все, а профайлинг предлагает понять человека и работать с тем, что есть

Юлия: В свою очередь, профайлинг является, как раз‐таки системой, которая предполагает, что Вы воспринимаете другого человека, как некую уже сформированную структуру, характер, тип личности. Не важно, как это называть, нечто уже  существующее, и с этим объектом мы будем как‐то взаимодействовать. Будем, возможно, с ним вести переговоры о чем‐то, возможно, строить отношения, может быть решать какие‐то профессиональные задачи или просто развлекаться, реализуя свои интересы. Вопрос в чем? Насколько с этим другим человеком будет комфортно, насколько будет полезно, насколько будет эффективно. И, как раз‐таки профайлинг позволяет не менять другого человека, а понять его. Понять его на сколько возможно глубоко: что этим человеком движет, что его привлекает, как он склонен принимать свои решения относительно его личных задач или относительно Ваших совместных целей. И эти вопросы находятся в зоне изучения профайлинга.

Андрей: Именно в этом месте у нас есть пересечения. Конечно пересечения между профайлингом и НЛП. Как я уже сказал НЛП, может описать некие структуры внутри человека и дать инструментарий, чтоб их изменить. Собственно говоря, описать эти структуры НЛП должно для того, чтобы изменения производить адекватные. Правильно? Чтоб не просто так у нас были какие‐то техники, и мы бы, например, писали: – Эй люди давайте колбасить людей, вот этой техникой. Нет, так не делается. Мы должны, какую‐то описательную систему вводить. Мы смотрим на человека и понимаем его с точки зрения НЛП. Те самые условные идеи: визуалы, аудиалы и кинестетики. То есть мы говорим, что: нет не бывает чисто визуалов, аудиалов, кинестетиков, но мы с точки зрения НЛП  в этой описательной модели мы понимаем, что есть люди, у которых визуальная модальность развита слабо. То есть они в ней различают мало цветов, различают мало деталей, это нормальной является ситуацией. Так вот на этом простейшем примере. В чем различия и  чем схожи НЛП и профайлинг. То есть, если мы, например, говорим, что этот человек не визуал, анти‐визуал. Вот в этом месте мы начинаем описательную систему выводить немножечко за рамки, то есть с одной стороны мы клеем на человека некоторый ярлычок, с другой стороны мы разделяем эти самые: НЛП и профайлинг. Потому что, если мы с точки зрения НЛП смотрим на человека, у которого не развита визуальная модальность. Что нужно сделать? Нам нужно развить ее, потому что в любом случае это лучше, потому что это возможность, потому что это гибкость, потому что там заключаются ресурсы, которые человеку не доступны, совершенно понятно. Более того, некоторые около терапевтические техники НЛП строятся на том, что мы обращаем внимание человека на модальность, в которой он не присутствует при описании проблемы. Так вот, с точки зрения НЛП мы должны развивать его мозг.

      В профайлинге нет необходимости развивать людей и нет для этого техник.

Андрей: С точки зрения профайлинга, нам нет необходимости развивать этого человека, потому что он нас не просил, как минимум. А с другой стороны может мы и не знаем, как его развивать, потому что в профайлинге нет техник для трансформации людей. Потому что не надо, другие задачи. С точки зрения профайлинга мы смотрим на человека с не развитой визуальной модальностью, и понимаем, если нам хочется погрузить этого человека в уныние и печаль, надо дать ему денег и с дружеским участием попросить: – Слушай, по‐братски, сходи в магазин, купи мне терракотовую рубашку и фисташковую купи. С одной стороны, конечно человек поймет, что это важное дело, с другой стороны,  совершенно точно, то что он с ним не справится, потому что он эти цвета не представляет себе. А с другой стороны, если нам не нужно погружать человека, тогда мы просто понимаем, ага вот человек с неразвитой визуальной модальностью, но он просто не годиться на роль дизайнеров, оформителей, кого‐то в таком духе, он даже не может натурально блюда сервировать красиво, украсить. То есть просто потому, что он вот такой человек, от него не стоит ждать того, чего он не может дать – это профайлинг.

Юлия: Да, совершенно верно. Вы знаете, могу из своего опыта поделиться такой идеей. Я, когда получив образование психолога, пришла работать в коммерческую структуру, у меня еще какое‐то не долгое время, была идея что здорово, если в компании есть, такая услуга для сотрудников, как кабинет психологической разгрузки куда могут прийти люди. Кроме того, что, выполняется функции управления, мотивации, развития, подбора персонала, к нему можно обратиться с какими‐то личными вопросами. Но оказалось действительно, что это настолько разные сферы и разные задачи, что их нужно разводить. В коммерческих структурах, в деятельности, в бизнесе, основной задачей является: эффективность сотрудника на рабочем месте, не зависимо от того, что с ним происходит в других его жизненных контекстах. И собственно говоря эта идея верна, потому что человек в силу склада своего характера, то что мы можем назвать – структурой личности, психотипом, его какими‐то акцентуациями  -вот он такой, какой он есть. И он либо подходит для выполнения, каких‐то своих должностных обязанностей, либо не подходит. И мы не можем включать терапию, с этим он должен поработать в других местах, поэтому мы осуществляем подбор тех людей, которые будут соответствовать должности, у которых хватит концентрации внимания, способности, например, к монотонной работе или наоборот к принятию быстрых решений. И это разные люди. Система знаний профайлинга, помогает проводить оценку людей именно с этой точки зрения, без идей, что: вот к нам придет кто‐нибудь, он имеет какие‐то образование, мы его личностно подкорректируем, он был медлительным, станет активнее и будет хорошо. Нет. Это слишком и финансово затратно, в том числе для организации. Мы уже не говорим о временных затратах, моральных затратах, людей, которые будут осуществлять эту трансформацию. Поэтому эффективней сразу подобрать нужного человека на то место, которое вакантно. Это вот такой пример из жизни, это такое личное понимание, почему нет смысла осуществлять изменения в структуре личности на его рабочем месте.

Андрей: Я выйду за него замуж, и он изменится, мы дадим ему хорошую зарплату, и он измениться, там мы скажем ему: – Ты нужен фирме! И он измениться, он все поймет и другим станет. Мы объясним человеку и вот сразу все наступит.

Юлия: Да, вот именно из этой серии.

Андрей: Нет, эти идеи отчасти работают, но мы попадаем здесь не в область профайлинга, не область НЛП, в область глубоких личностных изменений. Они есть, они работают, они требуют изрядного времени для себя. Профайлинг требует ровно одного, профайлинг требует понятной, четкой системы описания, когда мы имеем какие‐то количество психотипов или архетипов, например, какое‐то количество метапрограмм из которых мы может выбирать комплексы. Более того мы можем любые классификации использовать. Задача ровно одна. чтоб вот эти самые классификации, которые мы будем использовать, обладали сенсорностью, понятностью, однозначностью, в конце концов. То есть, например, есть такая интересная, с некоторой точки зрения область, я сейчас ее забыл, Юля может напомнит, подскажет, там, где: Штирлиц, Жуков, Гомер.

Юлия: Разведка?)))

     Языки описания в профайлинге должны быть четкие и однозначные. Соционика не подходит.

Андрей: Нет. Соционика, я вспомнил. Там есть некоторое количество этих самых типов, которые сведены к историческим персонажам. Там есть даже система калибровки, но что‐то она у них не однозначная очень. То есть один человек его одним образом оттипировал, второй по‐другому оттипировал, третий по‐третьему, четвертый по‐четвертому, вот это то, что называется отсутствие однозначности. И, наверное, все языки описания, которые следует использовать в профайлинге, они должны быть более однозначны. Поэтому в профайлинг, по крайней мере, тот, с которым мы бы хотели познакомить, мы возьмем такие сенсорные и очень понятные вещи. Мы будем с эмоциями, например, работать.

Юлия: На что нужно обратить внимание? Точка пересечения НЛП и профайлинга – это совершенно точная калибровка, наблюдение, отслеживание внешних структурных признаков у другого человека. То есть мы можем наблюдать, те же самые эмоции о которых сейчас говорит Андрей, мы можем наблюдать невербальное поведение, жесты, отслеживать изменения голосовых характеристик.  Мы еще можем видеть, как человек одевается, его общую манеру поведения. Это все, что мы называем в НЛП‐калибровка и вот именно с точки калибровки, мы принимаем решения, нужно ли нам уходить дальше в НЛП, то есть производить изменения у человека или нам нужно просто определить как‐то для себя человека, понять, будет он соответствовать нашим целям, справиться ли он со своими задачами или нет, нам нужен другой человек. Но калибровка, наблюдение, конечно же является основой. Поэтому где‐то можно даже сказать, что: НЛПер, может стать профайлером, а профайлер НЛПером не всегда, это вот действительно такие разные моменты.

     Что называется базовой эмоцией личности? Как она связана с метапрограммами?

Андрей: Что с нашей точки зрения в профайлинг надо брать? Очень интересны, те самые эмоции, с которыми, наверное, широко людей познакомил Пол Экман. Что называется базовая эмоция личности? Там очень простая идея, когда человек регулярно испытывает одну и туже эмоцию, у него на лице она начинает отпечатываться. Потому что мимические напряжения, они закладываются под эмоцию, где‐то уже мышцы зажимаются и вот такие проявления на лице тех или иных эмоций, они совершенно точно нам намекают, что у человека скорее всего определенным образом строиться его жизнь. То есть в его восприятии мира эта эмоция является главенствующей. Эмоции сводятся к такому замечательному языку описания, как метапрограммы. Есть в НЛП очень хорошая штука, они используются собственно для трансформации личности, но они же используются и для описания. Самая известная мотивация: К и ОТ. Это некоторая базовая структура мышления, достаточно глубинная, но и, как говорят человек, может и одним полюсом пользоваться и другим. Например, мы спрашиваем одного человека: – Скажи пожалуйста, вот мы собираемся на шашлыки, с твоей точки зрения, что в этом хорошего, а что плохого? Только давай позитивно мыслить. Он говорит: – Позитивно?! А, хорошо, отлично! И он называет, например, 8 плюсов этого мероприятия и два минуса. Мы говорим: – Хорошо, а теперь попробуй подумать, как человек, такой риск‐менеджерского  типа, а что плохого может быть? То есть плюcы и минусы скажи, но удели внимание сложностям, этих самых шашлыком. И он, такой напрягся, подумал и нашел 8 проблем, которые могут там быть и два хороших момента. То есть человек, фактически находится на двух полюсах, он и здесь может видеть и здесь может и посерединке может оценить. То есть это метапрограмма, не выраженная для этого человека, а для какого‐то другого, для которого условно жесткость на этой метапрограмме является чем‐то таким зафиксированным, не знаю от чего, от рождения или от еще чего‐то. Мы спрашиваем человека: – Скажи, что про шашлыки ты думаешь, плюсы и минусы этого мероприятия. Он, такой напрягается и выказывает, нам опять же 8 допустим минусов и два там более‐менее плюса. Мы говорим: – Ну хорошо, а теперь попробуй мыслить позитивно, как если бы все было максимально позитивно, как только может. Человек расслабляется, насколько может перешел в позитив и выдать 6 минусов и 4 плюса. Это его крайние точки в метапрограмме К и ОТ. У предыдущего она вот так была вся, а во втором примере, у человека вся гибкость, внутри этой метапрограммы сосредоточена  исключительно в зоне ОТ. Он конечно может какие‐то плюсики находить, но в целом вот так. И про такого человека, мы что можем сказать? Этот человек приверженец этого самого ОТ. С поправочками, точно такими же, как мы говорим на курсе практик про аудиал, визуал, кинестетик. Визуал, это 70 %, например, кинестетик, аудиал – остальное. И вот здесь тоже самое. И этих самых метапрограмм 12, кажется.

Юлия: Да, столько, сколько мы обычно привыкли разбирать. Их  описаний больше, они детальнее. Но если говорить о действительно базовых, которые являются универсальными, проявляющимися в гораздо большем количестве контекстов, их все‐таки, да, выделено вот столько.

Андрей: Часть из метапрограмм, прекрасно калибруется по внешнему виду, по поведению, по каким‐то таким элементам. Часть метапрограмм калибруется чуть сложнее, по голосу, по вопросикам, по наблюдениям человека. Некоторые из них с друг другом связаны таким образом, что одна из метапрограмм заставляет человека проявлять и другую.

Юлия: Что называется, прямо коррелируют. Если одно качество ярко выражено, то мы просто предполагаем, что другое тоже будет выражаться также ярко в след этой метапрограммой, даже если мы сейчас ее не видим, она априори есть. Поэтому такие связки есть, и мы о них тоже говорим.  Это хорошо, когда у Вас есть минимум информации о человеке и Вам нужно достроить его некую структуру для того чтобы опять же принять решение и у Вас нет возможности с ним лично пообщаться. Да, вот есть ограниченный объём информации. Естественно аналитическими способами работаем с вот этими метапрограммными связками, корреляциями, они очень помогают, и они логичны. А зачастую они могут быть обусловлены социо‐культурными вещами. И если Вы понимаете о каком человек идет речь, какого он уровня, социального слоя, культуры, это много Вам расскажет само по себе.

     Психотипы – особенности личности здоровых людей.

Андрей: Метапрограммы связаны с эмоциями, эмоции связаны с метапрограммами, все вместе они связаны с такой замечательной штукой, как психотипы, которые пришли к нам из психиатрии, где этих людей лечили. Ну, а мы работаем со здоровыми, которые на них немного похожи.  Они здоровы, но у них есть некая даже не акцентуация, а некоторая особенность личности, которая в том числе может быть выражена, как некоторые метапрограммные паттерны, как когнитивные базовые стратегии.

Юлия: Это те самые отличительные черты характера. По большому счету, это ярко выраженные черты характера, когда про человека совершенно точно все, кто его знает лично или понаслышке, уверенны: он очень веселый, или он перекати поле, или вот ему не сидится на месте, или этот человек добросовестный, про него говорят. И за этим стоит образ, трехмерный, то есть очень много деталей, которые мы можем просто вытащить из этой оценки, вспоминая о том, это определенный набор метапрограмм, определенные привычные эмоции. Такая характеристика уже дает нам много информации, если Вы понимаете, как ей пользоваться. В этом прелесть профайлинга. Я тебя немножко перебила, но люди хорошие, здоровые.)))

Андрей: Хорошо. Интересная штука в этих самых психотипах в том, что они и калибруются хорошо, ну и для них существуют и даже тесты. То есть для тех, кто хочет зачем‐то загнать людей тестироваться, нет проблем, это можно делать, то есть почему бы и да.

Юлия: Да, называется акцентуация личности, тесты адаптированы под социальную норму для людей и используются, в том числе, при отборе персонала, чаще всего.

Андрей: Нас здесь интересуют не то что эти тесты есть и их можно использовать, не то что Вы побежите их делать и людям выдавать. Вопрос в другом, если эти тесты существуют, значит эта классификация является корректной. Она и с тестами коррелирует, и кто бы ее не проводил, кто бы ее не сдавал, один человек будет прокалиброван однозначно. То есть это отработанный валидный результат. Это свидетельствует о том, что эту модель надо брать, эта модель полезная.

Юлия: Так мы и берем. Берем, и пользуемся, и рассказываем об этом. Это действительно очень здорово.

Андрей: Да, берем и пользуемся, потому что приходится. При этом все‐таки наше мнение заключается в том, что психотипы, наверное, более полезны в первую очередь, как именно когнитивные особенности взаимоотношений человека больше с миром, нежели с социумом. Для социума мы замечательную модель архетипов используем. То есть она очень хороша, как некоторое выражение социальных ролей. И, например, в том же самом рассмотрении человека, на тему: может ли этот человек работать на этой должности. Вопрос встает следующим образом: может ли этот психотип быть этим архетипом. И там тоже такая очень интересная табличка, кто кем может быть, причем, кто кем может быть хорошо, кто кем может быть, пойдет, нормально, а кто кем не может быть просто практически в принципе. Связано это, в том числе может быть с переходами внутри метапрограмм.

      Психотипы более полезно рассматривать как когнитивные особенности взаимоотношений человека с миром вообще.

Юлия: С психологической точки зрения, считается что человек не меняется практически всю жизнь. Он вот сформирован, то есть его ближайшее окружение, родители, семья, сформировали ему структуру личности, восприятие себя, восприятие окружающего мира. Собственно, с этим он идет по жизни, используя все присущие стратегии, привитые, отработанные в детстве. Поэтому психология с этой точкой зрения достаточно категорична, не меняется. Можем менять отношение к чему‐то, еще что‐то, но собственно говоря должны произойти в жизни человека серьезные потрясения, чтобы можно было сказать, что он после этого события стал просто другим, это действительно что‐то мега с эмоциональной точки зрения, с физической точки зрения. Но, тем не менее, эта мысль конечно подтверждается опытом: жизненным, личным, других людей, исследованиями психологическими.  Но как‐то все равно, есть такие моменты: ну как же так, что значит не меняется. Все равно человек в детстве, он один, одним образом себя ведет, в юношестве другим, повзрослел, женился, это все равно разные проявления этого Я. Нельзя же в этом формате сказать, что он совсем не меняется. Как раз‐таки такая модель использования психотипов с одной стороны, как бы той самой структуры личности, базово сформированной в семье, возможно и обусловленная условиями беременности и первых месяцев жизни в том числе…

Андрей: Звездами еще.

Юлия: Звездами, это самое важное, еще предками и прошлыми жизнями. …А с другой стороны, социальное развитие, социальное проявление, коммуникация, описываемая через архетипы, как раз‐таки и объясняет вот эти гибкие переходы и инициации из одной роли социальной в другую социальную роль. Поэтому, как только мы нашли вот эту взаимосвязь, вот эту внутреннюю логику, картинка стала достаточно цельной, очень логичной и когда мы начинаем калибровать, программировать человека уже с использованием вот этой цельной системы, знаете, мы получаем очень интересные результаты, очень интересные прогнозы, такое понимание вырисовывается очень четкое.

     Социальная сфера, описываемая через архетипы, как раз‐таки и объясняет  гибкие переходы из одной социальной роли в другую.

Андрей: Да и в этом смысле хорошо, что есть несколько языков описания. Те же самые эмоции, метапрограммы, и психотипы, и архетипы, и, может быть, что‐то еще появится, почему бы и нет, все рассматриваем. То есть, чем их больше, тем проще собрать описание человека в единое целое с разных сторон. Есть возможность задать человеку вопрос, хорошо, можем откалибровать вот это, нет возможности задать вопрос, мы прокалибруем его с другой стороны. Смотрим по фотографии соискателя в резюме, те же самые базовые эмоции вполне себе хороши для калибровки. Заходим в контакт, фейсбук -профиль соискателя и там вообще много чего можно про него понять и по тому, что он пишет, как он пишет, репостит, как, что, если он еще и видео свои показывает, то вообще информации более чем достаточно. Очень многие вещи становятся видны, вот здесь и сейчас. По каким‐то очень простым вещам, мы делаем уже предположение о человеке, часть из них являются точными сразу, часть из них являются пока что предположительными, но при этом понятно, как их уточнять, потому что, когда это все между собой взаимосвязано, мы делаем предположение – не параноидальный ли человечек. Потом достаточно посмотреть уже пристально, детально и понять, да он такой или нет.

Юлия: Опытные специалисты по подбору персонала, hr‐менеджеры, которые работают с персоналом разного уровня они, действительно глядя на резюме, могут принять решение нужно приглашать этого человека или нет, даже несмотря на то, что у него резюме гладкое по опыту работы. Смотришь, вроде все классно там и логичные переходы и по времени он подходит, но как‐то в целом что‐то не то. Если Вы будете задавать вопросы hr‐ру, он вряд ли вам объяснит, скорее скажет: чувствую, я знаю, когда у меня возникает такое чувство, я человека приглашаю, потому что вроде придраться не к чему, а мое чувство подтверждается. А в процессе есть к чему придраться, он косячит на собеседовании, раскрывается и становиться понятно, что зря потерял время. Но это опыт, уже наработанные знания, которые человек начинает называть интуицией. То есть накопилась огромная база знаний внутренних, оно не всегда выходит на уровень осознания. Понимание происходит внутри, знаю, вижу, подходит или не подходит. Поэтому не осознанное знание, это тоже круто, это здорово, но требует вот такого длительного накопления. Если, например, человеку предложить на подбор ту должность, на которой он не работал ни разу, но вот там не факт, что у него получится так легко, просто в силу того, что там другие люди, по‐другому они появляются и в описании своего опыта, то есть в лингвистических конструкциях использования и внешне будут другие люди, проявляющие другую невербалику. То есть смотришь, по фотографии не всегда понятно, подойдет ли он, не подойдет, потому что нет внутренней базы. Поэтому знания профайлинга они системны настолько, что Вам не надо думать, что с этим работали, с этим не работали, Вы просто будете понимать по структуре, по фотографии определять, что относиться к такому типу личности, понятно, что это широкое приближение, но достаточно достоверное и этот человек будет лучше себя проявлять на таких должностях, а вот на такие должности пока не надо. Поэтому профайлинг экономит время.

     Интуиция – это неосознанная стратегия анализа.

Андрей: Мы знаем, как мастера, если человек говорит про интуицию, она у его систематически срабатывает, за этим стоит стратегия. Сформировалась ли она сама по себе, сформирована ли он ее под влиянием чего‐либо, в любом случае получение новых данных, новой информации, способно стратегию улучшить, способно стратегию дополнить, способно сделать из нее гораздо более эффективную. Дело не только hr‐ре, не только в подборе.

Юлия: Собственно говоря, да, это касается всех сфер. Просто бизнес — это, наверное, то место, где точность работы с людьми, определяется и деньгами в том числе, то есть там ошибки могут просто дорого стоить. Но к сожалению, если мы не пользуемся такими знаниями в построении отношений, ошибки тоже могут дорого стоить, но только это эмоции, наши нервы и так далее.

Андрей: Часть информации из профайлинга, те же самые, например, метапрограммы, мы даем на тренингах «НЛП в переговорах и продажах». Там по крайней мере 3–4 из метапрограмм, являются очень важными для того, чтобы понять, в каком формате человек может от нас услышать, то что мы хотим ему сказать. То есть в каком формате он информацию получает к себе, как ему ее подавать, чтобы это было понятно. При этом в рамках психотипов, архетипов, если мы их откалибровали, находим ценности, которые встроены. Если человек условно говоря шизоид, совершенно понятно по психотипу какие когнитивные ценности для него являются ключевыми. Если человек по архетипу воин, то опять‐таки понятно, какие ценности и критерии для него будут важны. То есть по крайней мере, как они формируются у него. И становится уже понятно к чему привязывать, например, наше предложение или разговор. Или, какие беседы не заводить. Если не про бизнес, а просто про отношения, если просто про дружбу, то просто мы понимаем, что эти разговоры с ним вести бессмысленно, ему не нужно, не важно. Этот человек не для этого и все, просто этого от него перестаем ждать и все. То есть был у меня в юности человек, хороший друг, прекрасно организовывал тусовки, веселья. Тусовки хорошо, по поводу работы, проявлялись некоторые минусы этого психотипа, этого паттерна. И наоборот есть люди и среди Ваших знакомых тоже, которые надёжные по работе, но на этом все. А если попросить их организовать выезд на шашлычки, то будет нечто такое зарегламентированное, что совершенно не надо такого вот.

Юлия: И наверняка у Вас есть опыт, когда Вы для себя ясно понимаете, что с каким‐то другом вы делитесь одними секретами или для вас важными вещами, а с другим другом, не делитесь, ну или не настолько секретными. И если вот Вы зададите себе вопрос в лоб, а почему так, конечно же Вы себе на этот вопрос ответите, потому что кому‐то Вы чуть‐чуть больше доверяете или кто‐то Вам чуть‐чуть ближе. Может быть кто‐то вот так ответит Вы предполагаете на Ваши сокровенные состояния, а кто‐то по‐другому и Вам не хочется получить ту реакцию, а хочется именно другую. И вот эти вещи, это то самое неосознанное знание Ваших близких, Вы все равно их знаете, конечно же. Когда это происходит через естественный опыт знакомства, общения, Вы это мягко, гибко планируете, с кем и как общаться. Но, если Вы зададитесь вопросом: а собственно говоря почему, так происходит, то как раз‐таки Вы и начнете вникать в то, что мы называем метапрограммами и базовыми эмоциями, стратегиями тех или иных психотипов или архетипов. Каждый из Ваших друзей силен в чем‐то и Вы знаете, что вот с этим действительно хорошо поработать, а с этим повеселиться, легко расслабиться. То же здорово.

     Профайлинг просто понятно описывает, что это будет за человек, где он будет на своем месте.

Андрей: Тоже самое может быть и с детьми. Ваши дети тем или иным образом начинают склоняться к тому или иному психотипу. Можно радоваться использовать, например, или что‐то корректировать, если что‐то не так.  И дополнять так, чтобы плюсы психотипа усилить, минусы может как‐то нивелировать или некоторые вещи больше раскачать. Это идея, возможность, или необходимость все же корректировать личность человека. В противном случае, то с чего мы начинали разговор, профайлинг просто понятно описывает, что это будет за человек, где он будет на своем месте, где не на своем, где получится, где не получится. Очень много бывает ситуаций, когда человек сидел‐сидел на своей должности, работал, все тянет, вроде умный, все хорошо, надежный, все классно, его повышают до начальника и это создает проблемы, потому что в качестве начальства он не тянет, по тем или иным причинам. То есть те паттерны, которые должны быть на месте руководителя, он их демонстрирует, например, в силу своего психотипа, в силу тех самых метапрограмм или чего‐то еще. Соответственно, такие вещи хорошо бы предсказывать заранее.

Юлия: Да, потому что человеку крайне неприятно получить повышение, зачастую люди хотят повышение, даже не осознавая того, что им должность может не подойти. Потому что в нашей культуре, в традициях принято, двигаться вверх, строить карьеру, мало кто осознанно может отказаться, сказать: да нет, вот я выполняю свои функции, мне хорошо, я не хочу быть руководителем. В большинстве своем, может человек в глубине души может и побаивается, но как бы уже время пришло, да и положено, да и статус, да и деньги другие. Но в результате, не справившись с обязанностями, возвращаться на прежнюю ступеньку, просто не приятно, психологически не приятно, перед другими не удобно. Лучшем случае, человек идет в другую компанию, на должность пониже или может быть снова будет претендовать на должность руководителя, но это уже основа внутреннего конфликта. С этим он справиться или нет, другой вопрос.

Андрей: Алексей, радио НЛП forever, Ирина, Юля всем привет.

Юлия: Привет всем!

Андрей: Привет всем, кто машет руками, мы тоже машем Вам с некоторой периодичностью. Рады всех видеть. В принципе мы, так‐то все сказали. Но мы продолжаем здесь быть. Вопросы может быть, какие‐то, какие‐то мысли, идеи, может быть мы что‐то упустили, важное может что‐то не сказали?

Юлия: Да, Вас же почему‐то заинтересовала тема, наверное, у Вас есть какие‐то идеи, вопросы, которые хотелось бы прояснить, мы поговорим об этом. Потому что действительно это многогранная вещь и применимость ее уже достаточно широка, может быть у Вас есть задачи, жизненные контексты, где было бы полезно или есть вопрос по этому поводу?

Андрей: Буквально, через каких‐то три недели, мы начинаем дистанционный курс «Практический профайлинг».

     Дистанционный курс «Практический Профайлинг» сертификационное обучение профайлингу онлайн.

Андрей: Дистанционный курс, где как раз все это будет и эмоции и психотипы и архетипы и метапрограммы и как это все объединить в единую систему. Собственно, профилирование человека, удобное, понятное. И говоря четыре месяца на шесть блоков тренинга, полтора месяца будем заниматься раз в неделю, видео, занятия, всякие материалы и собственно говоря домашние задания. Кто будет делать домашние задания, тот помимо того, что молодец, получит сертификат, кто просто будет слушать, тот получить знания, навыки и тоже будет молодец.

Юлия: Кто‐то будет называться вольным слушателем, так тоже может быть. Ходят же в медицинский институт вольным слушателем, для того чтобы пополнить свой знания. И Вы знаете, профайлинг действительно универсальная вещь. Если это Вам нужно, например, для работы, прям в чистом виде, Вы, например, не являетесь управленцем… а хотя сложно предположить.

Андрей: Сейчас сложно понять, кто не является управленцем. Мы все в той или иной сфере управленцы, в личной жизни там, в какой‐то общественной, семейной, с друзьями, все равно, хоть какая‐то манипуляция под управление происходит.

Юлия: Либо клиенты. Я вот о чем, если мы все‐таки будем рассматривать этот навык не просто как инструмент, который прилагается, там или там, а просто как инструмент Вашей коммуникации с любыми людьми. И здесь, как минимум близких своих, у нас нет задачи исправить. Близких мы еще будем стремиться исправить, это нормально все через это проходят, но друзей вряд ли, друзей чаще всего принимаем такими, какие они есть Ну вот он такой, люблю его такого, поэтому мы с ним дружим, поэтому он классный. Есть у него недостатки, да ладно у нас у всех есть недостатки, но понять лучше своего друга, понять почему он такой, в чем его сила, чем его замотивировать, то есть как ему предложить что‐то интересное так, чтобы его включить, чтобы он загорелся, раскрыть в том числе его ресурсы, да мы можем конечно же. То есть мы его переделывать не будем, но те его фишки, особенности, его плюсы, будем их включать, будем наоборот помогать ему реализовывать себя и ему будет с Вами еще прикольнее. Правильно Андрей говорит, учитывать те самые минусы, и опять же у кого их нет, и это сделать наше общение более приятным, гармоничным. Что с вопросами никак?

Андрей: Мы опять видимо все понятно рассказали. Молодцы!

Юлия: Я даже прям не знаю.

Андрей: Ну что, тогда, наверное, и все, если вопросов нет. Если мы все понятно рассказали, тогда мы просто поблагодарим всех, кто был, всех, кто слушал. Спасибо Вам всем, что пришли, мы обязательно будем делать еще трансляции и по всяким остальным, другим темам. Надеюсь с большим количеством вопросов получиться их провести. Какую‐нибудь непонятную тему возьмем, которую сами не знаем, и никто не знает.

Юлия: Напишите нам в комментариях, может быть сейчас или, когда мысль придет, просто пишите нам в комментариях или в личку, мы будем готовить те темы, которые Вам актуальны, здесь и сейчас. То что Вам сейчас будет полезно, это же тоже интересно.

Андрей: О чем еще по рассказывать, мы по рассказываем. Ну что, всем спасибо, до новых встреч.

Юлия: Счастливо Вам!

Андрей: В эфире.

Юлия: Пока!

Leave A Comment

You must be logged in to post a comment.

Обратный звонок

Оставьте номер своего телефона и менеджер перезвонит в ближайшее рабочее время.

Yandex Metrika