Структура манипуляции. Боевое НЛП

Андрей: Ну что же, давайте начинать.

Юлия: Да

Андрей: Или собственно говоря, уже официальное здравствуйте. Здравствуйте всем тем, кто нас смотрит в прямом эфире, всем тем, кто будет смотреть это в записи. Напоминаем, да, что наши эфиры проходят раз в неделю. Всегда проходят прямые, мы обязательно отвечаем на Ваши вопросы, если они есть, мы все, как есть сидим и рассказываем.

Юлия: Всем здравствуйте.

Андрей: Всем здравствуйте, да. И обязательно мы наши эфиры потом выкладываем, не все получается, но мы изо всех сил пытаемся из в записи выкладывать, у нас на канале, на ютубе, собственно можно заходить и смотреть, то что мы наэфирили

Юлия: Заходите, подписывайтесь, обязательно будут еще темы интересные и Вы всегда будете в курсе, всегда у Вас будут хорошие записи.

Андрей: Ну что же, сегодня мы говорим про Боевое НЛП, говорим о структуре манипуляции. Собственно говоря, зачем об этом говорить, зачем об этом писать, зачем проводить тренинги, зачем может быть даже проводить какие‐то исследования, в этом месте? Идея очень простая, эта идея собственно говоря легла в основу создания этого самого боевого НЛП, создание несколько лет назад в Институте НЛП, собственно говоря в его лучшие годы, в период максимального расцвета. Идея очень простая. Идея заключается в том, что люди изучают психологию, изучают коучинг, изучают всякие, разные направления. В Институте психологов учат: 4 года, 5,5 лет. Некоторые потом идут психологи в магистратуру учиться, еще пару лет, проходят дополнительные курсы, потому что мы все знаем Институт, факультет психологии в Институте – это все здорово, замечательно, но там практическая часть немножко страдает. Вот, ну окей, хорошо, даже, если бы она не страдала, нам все равно нужно само развиваться, поэтому 5 лет Института плюс пару лет каких‐ нибудь курсов, плюс личная практика, плюс наработка опыта. В результате: сидит в кабинете человек, человек лет 7–8 занимался тем что изучал, способы, каким образом делать людям хорошо. 8 лет, включая практику, включая теорию, то есть прям серьезно, некоторые и больше. Так вот, сидит этот человек в своем кабинете и к нему приходит другой человек. К человеку, который 8 лет учился делать людям хорошо, приходит человек к этому обученному, высококвалифицированному человеку, приходится несколько месяцев по сеансу в неделю, серьезно возиться. Почему? Откуда он к нему пришел? Откуда пришли эти люди, кто их поломал, кто их довел и собственно говоря, как это было сделано? Ну и как, наверное, многое другое – боевое НЛП, как раздел, как один из разделов НЛП. Манипуляции, способы разрушения чуть позже в деталях об этом. Не взялся откуда‐то, не взялся неоткуда, не придуман он был на коленке, все было собственно говоря, так или иначе известно, может быть не та структурно описано. Те же
самые шизофреногенные паттерны разрабатывались, прорабатывались незадолго до и Грегори Бейтсоном, Полом Вацлавиком, занимались еще в 70‐х, 80‐х годах.

Юлия: И, ка мы обычно говорим, говоря о том, что НЛП – это описательные модели, тех стратегий люди которые и так уже реализуют, но в классическом варианте НЛП это успешные модели, чтобы их можно было встроить, повторить, как‐то реализовать, но мы живем достаточно более многогранной жизнью и у нас бывают не только эффективные модели, но и менее эффективные, которые точно так же хотим мы или не хотим, мы принимаем в своих семьях, в своем окружении, наблюдая за другими людьми. Поэтому, если мы говорим о Боевом НЛП, то мы говорим о том, что это жизнь людей, такая какая она есть, но, наверное, в таком не очень ресурсном ее формате.

Андрей: Очень может быть не ресурсном.

Юлия: Очень нересурсном, но тем не менее, это тоже часть нашей жизни. И понимание того, каким образом, люди не ресурсно поступают, каким образом они ставят свои цели, так чтобы их не достигать, каким образом они встраивают себе всякие страхи, тревожные состояния и фобии в том числе, это все берётся из не то чтобы неоткуда, это формируется очень планомерно, очень системно и Боевое НЛП в таком формате, как мы его понимаем, как мы его сейчас предпочитаем транслировать и изучать, это действительно система, которая есть. И для того чтобы систему изменить психологу, коучу, НЛПеру в лучшую сторону, нужно понять, каким образом работает вот тот не ресурс, не ресурсные паттерны.

Андрей: Маленькое отступление в сторону. Вопрос: Не находите ли Вы, что боевое НЛП, это всего лишь маркетинговый ход, могло называться, как угодно? Степан, вот на счет всего лишь – маркетинговый ход, нет не соглашусь, на счет – могло называться по‐другому, да соглашусь, на счет, как угодно опять не соглашусь. Любой тренинг является маркетинговым ходом с какой‐то точки зрения, потому что он присутствует на рынке. Любое название, да, может быть несколько вариантов названий, то есть здесь, давайте так, это может быть нашим личным мнением, то есть здесь не совсем, не полностью к нам вопрос, но то что маркетинговая составляющая есть, повторюсь она есть у любого открытого тренинга. То, что могло называться, как угодно, давайте так, любой вопрос в НЛП, который начинается со слова – можно, имеет однозначный ответ – можно, да, да могло. Не касаясь вот этих вот вещей, давайте все‐таки о содержательной части. Идея о
том, что мы знаем, как это делается, идея о том, что известны паттерны по которым люди ломаются, известны те самые шизофреногенные паттерны, например, да, причем не важно на сколько подробно они описаны, в общих чертах ли они описаны, в целом ли они описаны, четкая ли структура у них, все равно знать о них полезно, если мы особенно сталкиваемся с их применением и результатами. Вербовка и опять же разные школы вербовки, ее все пользуются, спец службы на разных уровнях, вербовка по проще, вербовка по сложнее. И опять здесь, мы можем говорить о том, что это прорабатывалось опять же с той или иной структурностью и качеством, опять же задолго до, да. Тот же самый Тимоти Лири, его книгу уже как‐то упоминали, по‐моему, или писали где‐то в фесбуке еще. Тимоти Лири «Деструктивные психотехники. Технологии изменения сознания в деструктивных культах», очень красивая черная книжечка, внутри
страшненькая, все хорошо. Книга тоже, каких‐то 80‐х годов и там тоже много написано и про контроль сознания и про манипуляции. Опять же в ней может быть некоторые вещи были не так структурированы не так понятны, однако же вот. Что в ней еще? Встраивание фобий, да пожалуйста. Встраивание фобий использовалось до четкого описания? Конечно использовалось. Опять же использовалось, давайте и то же и с такой же эффективностью или с меньшей, четче, понятней или нет? Ну с какого времени гипнотизёры ездят по стране и кодируют от всякого. С помощью чего они кодируют? Ну там выстроен автомат вращения, там много чего, ну пожалуйста, да. Вот, оно есть. Полезно оно или нет? Вот здесь, мы подходим к такому интересному моменту. Полезно ли знать, полезно ли применять? Во – первых давайте с самого начала разделим. Я когда‐то давно уже писал на это ответ. Есть три разных глагола: знать, уметь и применять. Это все глаголы присутствуют, все глаголы существуют, каждый из них обозначает свое и они между собой не пересекаются, они отчасти вложены в друг дружку, но, если я что‐то знаю, это не значит, что я умею, если я что‐то умею, это значит, что я знаю и умею, если я применяю, это значит, что я знаю, умею и применяю.

Юлия: Но иногда я умею, не факт, что я знаю, да, то есть навык считанный, навык сформированный, за которым нет понимания, как это работает. Но это тоже нормальная, вполне себе функционирующая система. Потому что, если мы говорим о боевом формате применения НЛП, так это сплошь и рядом, люди не знают, что они в какой‐то конкретный момент разрушают другим ресурсные состояния, разрушают их цели, разрушают их мечты

Андрей: Они находятся в этом не осознанном знании. С другой стороны, знаю, умею, не обязательно применяю. Знаю, умею, да даже одного знаю, достаточно для того чтобы рекламу в том числе политическую и всякую пропаганду читать было безопаснее и наоборот интереснее, и веселее.

Юлия: С учетом достаточно высокой тревожности людей, относительно того что ими могут манипулировать, что им могу что‐то внушать, что их могут куда‐то завербовать, мы сталкиваемся с этим достаточно часто и получая вопросы, комментарии, какие‐то возможно отзывы на записи. Вот люди бояться, переживают, что вот сейчас с телевизора или в эфире им что‐то внушат. Как раз‐таки понимание структуры, понимание системы, это уже фактически прививка. Как только Вы определили, что происходит, то
соответственно, Вы уже защитились

Андрей: А, что может происходить? Из чего состоят, собственно из каких паттернов техник и шаблонов состоит, вот это самое Боевое НЛП, то есть, что к нему может быть отнесено. О чем мы уже упоминали? О разрушении, разрушение целей. Да. Давайте на таком простеньком примерчике, вот о чем расскажем. Всегда ли разрушение является злом? Всегда ли разрушение является чем‐то плохим? Когда мы говорим о разрушении целей, всегда ли имеется ввиду, что это что‐то плохое? Или, например, есть такие цели, которые следует разрушить? Вот не знаю, пример, по‐моему, когда всегда приводим на тренингах по этой тематике, пример этот всегда приводим. Приходит «крошка сын к отцу пришел и сказала кроха». Значит приходит сын и говорит: па я все понял, я не буду доучиваться в школе, я в 9 классе из школы уйду, куда‐нибудь еще формально поступлю, но на самом деле я нашел ребят мы с ними будем играть в панк‐рок группе, обязательно я бухать начну естественно там наркотики, обязательно и все такое прочее и собственно говоря будем играть панк и что‐то еще, колесить по стране, беспорядочные связи, алкоголь, наркотики, годам к 30‐ти я обязательно сторчусь, на пике популярности, а может быть застрелюсь, как Курт Кобейн. План отличный.

Юлия: Да. Или даже, такие простые. Опять же, что такое простые ситуации, с которыми могут приходить люди. Одна, там девушка говорит: три года назад расстались, люблю, не могу забыть, днем и ночью я думаю, спать не могу, есть не могу, сделайте что‐нибудь уже сил никаких нет. Мы можем эту связь, эмоциональную зависимость разрушить терапевтическим методом, конечно можем, мы так и делаем. А можем ли мы использовать другие методы, для разрушения вот этого? Ну уже патологическая эмоциональная зависимость никому не нужная и наоборот истощающая человека. Да, у нас есть инструменты, которые мы условно можем назвать боевыми методами НЛП. Но вопрос в чем? Инструмент — это инструмент. Вопрос в том, как Вы его используете, для чего и какие Ваши цели, то самое внутреннее намерение?

Андрей: При этом это всего лишь один из примеров того, как негативные паттерны можно применять во имя добра, мину на минус дает плюс. Если мы разрушили не хорошую цель, если мы разрушили навязчивую, какую‐то цель, человека сделали лучше, это раз. А второе: существуют цели отжившие, существуют задачи, потерявшие актуальность ввиду изменения мира. В конце концов я‐концепции, какие‐то уверенности в себе. Отношения могут быть тоже отжившие. И в этом смысле разрушение является оборотной стороной созидания. Иногда нужно разрушать, иногда цели нужно разрушать. Иногда уверенность в себе нужно разрушать, иногда ее нужно хотя бы расшатать. Все мы помним, кто не помнит можно посмотреть в интернете: эффект Данинга Крюгера, человек, который знает мало уверен в своей непогрешимости, уверен в том, что он мега– мозг. Человек, чем больше знает, чем больше он информирован в некоторой области, тем больше он понимает, что вот тут надо бы еще знать, тут детали, тут недоработки, то есть в том числе нарастает некая неуверенность в своей экспертности. Сталкивались все, наверное, с людьми, которые в чем‐то относительно себя уверенны, не то чтобы на 100 %, а на наши любимые 146 %. Комфортно ли общаться с такими людьми? Комфортно ли им самим‐то жить?

Юлия: Им‐то может и комфортно, потому что у них 146 %.

Андрей: Может быть, конечно да. Но не начинают ли они что‐то подозревать, когда люди с ними прекращают общаться, например, да. Тоже такой вопрос. Надо ли здесь что‐то подразрушить, чтобы вернуть уверенность, но точнее даже не уверенность, а уверенность как раз снизить, но вернуть адекватность. В конце концов если Вы уверенны что Вы в какой‐то области все знаете, ничему новому Вы в ней не научитесь. Вы даже ничего нового в ней не откроете, в этой самой области. То есть, какой‐то элемент сомнения должен быть. А как только элемент сомнения, как только элемент неуверенности, это значит, что Вы осознанно управляете в том числе разрушением, в том числе снижением уверенности, в том числе разрушением убежденности. И это делать следует.

Юлия: Основная идея – это действительно адекватность, адекватность восприятия самого себя, адекватность восприятия своих целей, относительно жизни, относительно социума. Ну и конечно же адекватность оценки того, что Вы слышите, видите, воспринимаете из вне, что Вам говорят, что Вам рассказывают, в чем Вас пытаются убедить. И в некоторых случаях парировать какую‐то информацию из вне, боевыми форматами, то что мы называем именно боевыми, опять же в кавычках, но тем не менее. Это будет, как раз‐таки опят же некоторой защитой с одной стороны, но и проверкой на адекватность с другой
стороны, Ваших партнеров, коллег.

Андрей: Очень многие паттерны, очень многие техники и принципы этого самого Боевого НЛП, именно в таком формате и следует рассматривать, именно в таком формате и стоит понимать, что вот они да, технологии двойного назначения, однако у них есть и плюсы. Однако здесь следует сказать, упомянуть явным образом, то куда сейчас развивается Боевое НЛП, то куда в последние годы развивают его создатели Чекчурин и Пелехатый, нам честно сказать нравиться не очень. Идея встраивания в себя, вот этой той самой триады: нарциссизм, макиавеллизм и психопатия, это с нашей точки зрения неправильно, это, наверное, ошибка. Если про нарциссизм, тут как бы окей, нет вопросов, мы как люди самые красивые и самые умные, мы ничего зазорного в этом не видим и в том, что кто‐то хочет захотеть такими же быть. Если говорить о макиавеллизме, о манипуляциях, о манипулятивности, то нам кажется, что его надо все‐таки оставить на уровне стратегии, ну хотя может быть и качества личности, такое возможно, что в некоторых областях жизни, она как качество личности именно нужно, как минимум.

Юлия: Наверное, да. Весь смысл об этом, опять же адекватно задуматься, нужны ли эти качества в повседневной жизни, нужны ли они для создания или там для поддержания взаимоотношений внутри семьи, нужны ли эти качества на работе, в профессиональной жизни? Если мы говорим о каких‐то узких контекстах, где они действительно будут на своем месте, это возможно карьера политическая, возможно это карьера профессиональная, но с точки зрения топ‐менеджмента, когда действительно очень высокий уровень управления коллективами, массами людей, где действительно нет возможности или даже необходимости с каждым работать в коучинговом формате, объясняя, показывая, рассказывая. Людям действительно важно за счет харизмы и авторитета ставить задачи и требовать жесткого исполнения. Но это контексты, которые должны быть Вами осознаны и могут быть понятны, приняты и опять же эти качества должны в этих контекстах оставаться, не стоит их переносить в круг семьи, в круг друзей, потому что все‐таки человеческие качества: эмпатия, принятие, любовь, взаимное уважение, они являются базой нашей социальной жизни, коммуникация. Нужно эти вещи очень четко понимать и разделять.

Андрей: И именно поэтому, именно вопрос эмпатии, социальной коммуникативности и психопатии, мы не поддерживаем совершенно. В чем мы плюсов никак найти не можем. Потому что уж очень общаться с этими людьми, не хорошо. Не будем тут вдаваться, ну их на фиг. Давайте все‐таки про стратегии. Разрушение целей. Если есть у Вас некоторая цель, которую Вы здравым размышлениям понимаете, что ее стоит прекратить, потому что возможно она отжившая, может быть ее стоит просто проверить на то, на сколько она серьезна для Вас это кстати тоже не плохой вариант. Так Вы тогда возьмите и пройдитесь по этой цели, на самом деле шагами обратными целеполаганию. Подумайте, чего Вы избегаете с помощью вот этой вот цели, то есть от чего Вы бежите в эту цель, ставя себе такие задачи. Хорошенько подумайте над тему того, что в этой цели он Вас не зависит, потому что все что зависит, Вы сделаете обязательно. Но, что не зависит? Надо быть готовым к тому что что‐то пойдет не так. Подумайте на тему того, как именно эта цель будет, потому что там же много может быть разных вариантов для ее реализации. Там, если Вы в бизнес хотите, то может быть много‐много разных бизнесов, внимательно изучите интернет, на тему перспективный бизнес, какие новые отрасли появляются, какие умирают, какие еще, статистические данные, можете почитать на английском языке состояние европейского и американского рынка, потому что мы все движемся туда,  потому что там будущее НЛП, а мы только движемся, такая идея, поэтому прямо вот хорошо бы, чтобы Вы охватили все, все возможности поисследовали. Задумайтесь на тему, а действительно ли Вам в этом городе надо, в этом ли году, может быть в следующем, может сейчас подготовится получше и года через три, чтоб точно прям, а может быть сразу надо ехать в Москву, потому что, ну какой бизнес вне Москвы, всем тоже понятно. Или даже не Москва, потому что, ну какой бизнес в России, сразу надо ехать куда‐то туда в Европу. Там‐то понятно бизнес нормальный. Вот над этим надо подумать соответственно, кого, куда, это тоже вариант. Потом обязательно нужно быть готовым ко всем нарушениям экологии, которые там будут. Что значит быть заранее готовым? Выписать себе табличку, подумайте, что еще может пойти не так, от чего еще
придется отказаться, где время, где отдых уменьшить, еще что‐то и к этому всему обязательно надо быть готовым. В обязательном порядке, без этого вообще никак. Обязательно надо просчитать ресурсы. Обязательно нужно найти те ресурсы, которые нужно, естественно с запасом нужно ресурсы подготовить, вспомните о том, что некоторые ресурсы Вас уже однажды подводили, например, и поэтому нужно как‐то с
запасиком. Помните о том, что не все от Вас зависит. А вдруг вообще кто‐то что‐то переделает и с ресурсом что‐то случится. Ну и соответственно получше подумать, как следует, проанализировать, все учесть, лучше два раза подумать. То есть семь раз отмерь, два раза подумай, четыре раза взвесь.

Юлия: Может быть напишите, с кем в таком формате общались относительно Ваших целей. То есть Вы рассказываете о своем желании, о своей мечте или просто о своих ближайших планах, а Вам начинают в таком формате задавать вопрос: а ты хорошо подумал, а ты вот это учел может еще подумаешь, а можно вот так и вот так.

Андрей: А, вот это ты разве умеешь делать? Да ты что, сейчас же вот это вот набегут. Ты же с вот этим ничего сделать не сможешь

Юлия: Это как раз‐таки пример того, каким образом цели разрушаются, каким образом они хаотизируются, разрушаются взаимосвязи и цель перестает быть целью, просто набором каких‐то хаотичных фактов, мыслей про это.

Андрей: При том, что если Вы это делаете с собой, то Вы можете все это раз за разом параллельно и говорить. Если у Вас есть задача кому‐то это незаметненько делать. Если есть задача кому‐то цель незаметно разрушить, тогда надо это делать не так явно, не так целиком, не так скопом, по одному вопросику раз в день после еды. Ну там не знаю, с коллегой после перерыва обеденного в курилке или за чаем. Один вопросик после еды. Такая дозировочка. Что там у нас еще? Разрушение уверенности. Причем уверенность, давайте понимать в широком смысле слова. Вы можете быть уверенны, что у Вас с кем‐то дружба или кто‐то может быть уверенным, что у него с кем‐то дружба, вы можете быть уверенны, что Вы кого‐то любите, Вы можете быть уверенны, что Вас кто‐то любит, Вы можете быть уверенны, что у Вас с кем‐то отношения или кто‐то может быть уверен, что у него с кем‐то или с Вами отношения, Вы можете быть уверены в каком‐то своем качестве, Вы можете быть уверенны в своем профессионализме, в некоторой области. Это все уверенность. На чем она держится? Почему, кому‐то может казаться что он с кем‐то дружит? Если задавать ему вопрос на тему: что для тебя дружба? То человек рассказывает: у нас вот это, у нас вот это. То есть рассказывает идею умности, идея красивости и всего остального, любви, отношений. Ее в живую пощупать невозможно,
есть ценность, как правило это номинализация, нечто такое большое абстрактное за которым у людей есть определенные стратегии, которые реализуясь в сенсорике, как раз‐таки и показывают, что вот там, где‐то она ценность. Вот все эти убеждения, все связанно в голове человека. Сама по себе дружба не видна, видны некоторые поведенческие штуки из которых делаются выводы о том, что реализуется определенная стратегия из чего делается вывод, что реализуется часть этой самой дружбы: значит мы дружим, значит у
нас отношения, значит я умный. Но почему эта связь существует? Может же она быть другой связью. Почему, например, человек умный? Потому что у меня есть красный диплом, говорит человек. Мы говорим: в принципе идея понятна твоя, что красный диплом у тебя, это ум, однако не кажется ли тебе, что красный диплом это в большей степени усидчивость, нежели ум, потому что черт его знает, есть предметы в институте, которые никогда в жизни никому не пригодятся, а у тебя по ним тоже пятерка, а зачем? Но усидчивость совершенно точно. Усидчивость, упорство, это прекрасные качества, вот красный диплом, он их демонстрирует, говорим мы, вот и все. Говорит ну у нас же с друзьями взаимовыручка, у нас же взаимопомощь с ними, говорит человек, мы говорим: конечно взаимопомощь‐это основа дружбы. Скажи пожалуйста, а у Вас кто чаще помогает, вот в этой самой взаимопомощи? То есть, когда тебе в последний раз кто‐то помогал и чем? И, как часто ты им помогаешь какой баланс у Вас взаимопомощи? И, как только баланс оказывается не в пользу этого человека. Знаете, на самом деле, когда баланс, оказывается дисбалансом, то мы с Вами на это сразу обращаем внимание, говорим: ну слушай, смотри, ты им помогаешь вон сколько, а они тебе нет. Какая же это взаимовыручка, какая же это взаимопомощь, если они на тебе ездят? Мы говорим: это не дружба. А, если вдруг оказывается, что человек, то есть они ему больше помогают, мы говорим: ну ты извини конечно, это ты их просто используешь, используешь или они добрые, или ты такой скрытый манипулятор. Признайся себе честно, ты их просто используешь, они на тебя работают, какая это дружба? Человек может быть немного попечалиться, но их дружба тут начнет давать слабину. Мы здесь фактически работаем над идеей проверки. Если здесь пять же отойти в стороночку от того, что мы разрушаем дружбу или любовь, отношения. Мы проверяем в том числе и адекватность этих убеждений, проверяем адекватность этих взаимосвязей, так ли это на самом деле. У нас за последнее время в мире некоторое количество профессий практически исчезло, а некоторые люди до сих пор могут считать себя профессионалами, востребованными, перспективными этих исчезнувших отраслях деятельности. Вопрос: надо ли это или нет? Надо быть может людям показать, что у тебя профессионал, сколько за последнее время‐то было заказов по этой теме, это профессия сохранена в мире‐то, то есть она вообще существует или ты музейный профессионал?

Юлия: Ну и аналогичные размышления, они могут касаться любой сферы жизни. Например, есть такие моменты, когда человек, например, в возрасте лет 45–50 искренне живет в свое удовольствие, я имею ввиду образа жизни

Андрей: Негодяй какой‐то, живет в свое удовольствие

Юлия: Я к чему. Вопрос в том, что 20 лет назад у него был КМС по какому‐нибудь виду спорта, так он уверен, что он спортсмен. Где было 20 лет назад, а где сейчас и что организм в 20 лет мог выдерживать и выдержит ли он сейчас без тех нагрузок при этом. Вот здесь, есть смысл над этим подумать.

Андрей: Это кстати очень правильно. Люди зрелого возраста склонны зачастую себя считать по‐прежнему молодыми или по‐прежнему полными сил. Это хорошая идея, но, наверное, не тогда, когда уже людям, там нельзя поднимать тяжести, нельзя далеко ходить. Есть конкретные нормальные медицинские нарушения, то есть у человека может быть уже здоровье пошатнулось. Это не приятно, это плохо, но это сенсорика. Если так, то, наверное, так не надо, это является потерей адекватности и, наверное, все‐таки надо учитывать реальное состояние дел. То есть сенсорное, конкретное состояние дел

Юлия: Или, например, в таком гуманистическом формате использование разрушения, когда подросток попадает в какую‐то компанию, с точки зрения родителей не хорошую, плохую, но ребенок уверен, что там его друзья, там его любят, ценят и уважают и в этот момент, как раз‐таки эту любовь, эту оценку уважения, есть смысл пересмотреть, а что за этим стоит, что значит уважают. Кто сегодня идет за Клинским, снова ты, да? И так далее. Круг сужения принятия, это абстракция и научить ребенка видеть за этим какие‐то сенсорные критерии, сенсорные моменты, для анализа очень важно, потому что в будущем это ему очень пригодится. Таким образом мы понимаем, что боевое НЛП, на страже добра вполне себе хорошо работает.

Андрей: Понимание структуры. Понимание того, что человек может попасть в условно секты, МЛМ, какие‐то странные структуры и считать, что там ему отрылось и пришло или что‐то еще, что там у него настоящее что‐то. И здесь идея, что мы, сохраняя с человеком раппорт, мягонько поставить под сомнения, мягонько нарушить, мягонько расшатать, оно является верным, оно является ценным, потому что, если просто сказать: ты дурак, че ты туда поперся туда, это не сработает скорее всего. Нет, мы были бы рады, если такие
простые техники работали, но практика показывает, нет, не работает.

Юлия: Поэтому манипуляция нам в помощь.

Андрей: Что еще? Давайте, наверное, одно из интересного, из того, что спрашивают частенько. Вербовки. Вот тут, как раз‐таки важный момент, если человек знает, чего он хочет, если он предполагает, как он это получает. Ну те же самые ценности те же самые критерии: если у меня есть, какая‐то ценность, если я знаю, что за ней стоит, если я знаю, как я ее узнаю, если у меня в голове есть по этому поводу идеи, то тогда я к этой ценности буду двигаться. То есть, тогда у меня получится, что меня особо не на что вербовать, у
меня эта ценность осознанная и я к ней иду, но в силу своих ресурсов. Можно мне предлагать более полезные ресурсы или что‐то еще, но это уже будет ну продажи, ну манипулятивные какие‐то моменты, но тем не менее это будет не вербовка. А, если у меня ценность, какая‐то есть, то я вообще не понимаю, что за ней находится. Вот и здесь мы должны упомянуть Александра Герасимова, нашего друга и коллегу, он подарил миру способ отделить ценности, которые человек осознает их наполнение, от тех, которые не
осознает. То есть, чем выше и дальше от себя смотрит человек, говоря о какой‐либо ценности, тем менее она для него осознана. Вот собственно говоря и все. С одной стороны, когда мы видим, что человек, смотрит аж за горизонт, говоря о том, что там счастье, но понимания не представляет, о чем он говорит. Оно у него нету. Понятно почему нету. Если человек не знает, что за этим словом стоит, оно у него просто есть, как идея, которую хочется, а поскольку он не представляет, он к ней не движется. Если бы представлял, он бы двигался, она бы у него по‐другому выглядела. Но, он не представляет и двигаться не может. Поэтому мы ему говорим: конечно счастье, как же без счастья то, знаешь вот я тоже, как ты, когда‐то искал, думал, что же такое счастье, я потом понял, что такое настоящее

Юлия: Это же НЛП?

Андрей: Да, НЛП. Развитие, самопознание вот что настоящее счастье. Когда каждую секунду времени понимаешь, что у тебя внутри происходит, ты движешься, можешь ответить на вопросы относительно себя, вот это счастье, внутренняя гармония. Приходите к нам на тренинги.

Юлия: В этот момент, как только мы отслеживаем, что он не осознает, что стоит у него за этими абстрактными словами, в этом момент мы можем ему предложить свои варианты, что это такое, свою конкретику, свою сенсорику и в принципе человек скорее всего за это ухватится, потому что своего у него нет, а эта информация для него важна

Андрей: Если Вы достаточно убежденно об этом говорите, то этот механизм используется и при воспитании детей. Детям родители рассказывают. Вербовка ли это? Да ну, нет. По структуре – вербовка, по факту – воспитание. Люди делятся тем, что у них есть. Если Вы ходите с ценностью, которая вот так вот висит, Вам кто угодно может объяснить, что там, причем не обязательно, что со зла, а просто поделится своим миров. Если там в мире логично, Вы можете это схватить. Если у Вас, какая‐то ценность, вот так вот висит, ни к чему не прикреплена, ничем не наполнена, Вы можете ее наполнение прочитать в книге, увидеть в фильме, рекламе, где‐то еще. При этом, это может быть вообще никуда не нацелено, а может быть нацелено. То есть Вы может увидите и манипулятивное что‐то. Может быть Вас кто‐то увидит с этим взглядом в даль, скажет: о наш клиент. То есть мы же знаем, нет, мы, по‐моему, об этом нигде не говорили. Нас, когда спрашивают, про цыганский гипноз, ну и вообще про калибровку, мы говорим, что, если человек идет и на лице у него печаль или страх, то к нему обязательно подходят цыгане, потому что, если у человека на лице печаль, то это значит, что его сглазили, нет, печаль это порча, если печаль на лице у человека, значит порча на нем, а если у человека тревога на лице, значит сглаз. Вот так вот калибруется. А, если человек идет радостный и удивленный и взгляд направлен в даль, то он с высокой вероятностью кошелек на улице найдет или сверток с денежкой найдет. А, если человек идет с радостью, тоже не адекватного мироздания на лице, то скорее всего он в наперстки выиграет, в смысле билетик на рынке выиграет. Один из двух, кто выиграл, кто в курсе, как‐ нибудь почитайте в интернете. Если Вы ходите с восторженным взглядом, если Вы ловите себя на том, что какая‐то ценность у Вас, думая о ней взгляд устремляете куда‐то туда, Вы позаботьтесь о том, что Вы себе то ее простроили правильно. Почитайте осознанно книжки, что предлагается в качестве этой ценности, что за ней находится. Проведите свое расследование, исследование, создайте для себя ее наполнение, иначе Вам ее реально наполнят.

Юлия: Пусть эти ценности, они будут адекватны и понятны именно Вам и относительно Вашей жизни, пока ценность где‐то там за горизонтом, пока она какая‐то вообще голубая мечта, соответственно она мало связана с Вашей жизнью, Вам помогут ее связать, а со своею жизнью люди заинтересованы. Поэтому делайте ее адекватной, делайте свое, наполняете своей сенсорикой, критериями. И, тогда, конечно все будет здорово.

Андрей: Ну что же. Мы здесь конечно же все рассказать, не успеем и на самом деле не было планов таких, потому что, даже в минимальном формате тренинг по структурам манипуляции занимает два дня, а лучше три, может быть больше.

Юлия: Мы дня проводили, до этого.

Андрей: Да, можно и интенсив замутить, все такое, но это другой вопрос. Мы с некоторыми вещами познакомили Вас, если есть вопросы, Вы можете прямо сейчас их написать или потом под видео или, как обычно можете писать нам в комментариях, задавать вопросы, мы присутствуем во всех социальных сетях. Доступны, отвечаем на вопросы, все хорошо.

Юлия: Ну, что снова все понятно, это классно. Ставьте лайки

Андрей: Пожалуй, мы поделились нашим виденьем, некоторыми техниками. Может быть немножко повторимся Если Вы видите эти структуры, если Вы их понимаете. Действительно в мире существовать становится осознаннее. То есть Вы, например, понимаете, что некоторые фармацевтические рекламы, он встраивают тревожность, встраивают фобические реакции, что они как минимум Вам запрещают лечится самому, поддерживать здоровье, потому что там другое. Напоминаем, что в рекламе в фармацевтической отрасли, от человека ничего не зависит, там за его душу борются микробы и «Кагоцел», непримиримая в общем идет борьба, бобра с ослом. Когда Вы смотрите рекламу, ну просто какую‐то в целом. Тоже видите, что есть какие‐то рекламы, которые построены на идеях вербовки, где Вы не очень понимаете где, какая‐то сверх ценности и сенсорика, какая‐то не зримая и не понятно, что внутри находится., в таком формате Вас вербуют, если у Вас эта ценность есть, Вы на нее поведетесь. Благо в рекламе, вербовка используется, чуть реже, а вот в политике чуть чаще, более чем чаще. Возможно в разнице психотипов, на которые направлена реклама, на кого направлены политические штуки. Ольга спрашивает: как разрушить убеждения человека, что он эгоист и нарцисс и ему это нравится? Ольга, разрушить убеждения о том, что он эгоист или разрушить, что ему это нравится? Если эгоист и нарцисс, то почему. Мы спрашиваем: а почему ты себя считает эгоистом и нарциссом? Человек нам выскажет некоторые идеи. Наша задача связать эти идеи с чем‐ нибудь другим. Человек: ну как же, на меня все обращают внимание. Нет, это от неуверенности в себе, тебе кажется, что на тебя все обращают внимание. На самом деле показать сенсорику, люди вообще не обращают
внимание ни на кого, кроме себя, большинство людей.

Юлия: Собственно говоря, так и есть, это не новость.

Андрей: Не новость вообще. Один очень показательный момент был в один из моих приездов в Москву, идет поток людей к турникету, я не помню, то ли это было метро, то ли это была электричка какая‐то, там шесть, по‐моему турникетов и люди идут, перекладывают там чего‐то и проходят. Идет парень и не нарушая потока, просто перепрыгивает турникет и идет дальше. Его видели, то есть он перепрыгивал рядом с людьми, сидела бабушка, которая должна это запрещать, то есть куда народу за ним стояла, все такие плавненько идут, ни один не обратил внимание, ни один даже не дернулся. Можете этот пример рассказать, Ольга, этому самому человеку. Вот, использует людей и это принцип жизни. Тут уже как‐то много, потому что эгоист и нарцисс или использует людей это тоже немножечко разные вещи. То есть, тут надо с ним разговаривать, почему он считает, что он использует людей. У него есть, какая‐то за этим сенсорика, какое‐то объяснение и это объяснение надо куда‐то убрать, надо соотнести с другим его качеством, убрать, тогда у него это провиснет.

Юлия: Да, потому что вот в таком формате, как вопрос задан, мы фактически сталкиваемся, Ольга с Вашей формулировкой. Вы его, так называете или он сам себя, так называет? Это первый момент, который имеет значение. Использует людей, он сам, так говорит или Вы это наблюдаете и даете этому, такую оценку? Если это делает сам человек, то конечно Вы сами транслируете, то что он сам о себе говорит, с этим можно работать, а если это Ваша оценка, то понятно, наши рекомендации сейчас они ни на что не повлияют.

Андрей: Если разрушить убеждения о том, что он эгоист, нарцисс, фокус языка. Давайте еще вспомним за фокус языка, который сужающий, который может как раз‐таки разрушать. Если он нарцисс, сколько у него поклонниц, фанатов. Это фокус языка, противоположный пример называется. Это, а сколько у него было этих, так называемых фанаток, да, одновременно, если Вы понимаете, о чем я. Сам говорит, это очевидно по поступкам. Вот, сам говорит, можно работать фокусом языка, как с убеждением, находит противоположные примеры, находить определения. Очевидно по поступкам, еще раз относим поступки к другим примерам, то есть не к эгоизму, не к манипуляциям. Если он говорит, о том, что он использует людей, нет не использует. Мы его спрашиваем: что значит использовать? Мы сейчас сколько не Вас спрашиваем, мы говорим о том, что человека спрашиваем: как ты, на основании чего, что значит использовать людей, что ты такое с ними делаешь? Он что‐то говорит, а Вы потом берете эти кусочки и говорите. Поняла. Все, классно, мы объяснили. Ольга спасибо за понимание и спасибо за вопрос. Когда вопросы, это прикольно. Когда вопросы, это хорошо. Ну, что же, тогда, наверное, все‐таки заканчиваем.

Юлия: Ждем, еще вопросов, как минимум в комментариях, если есть сейчас пишите, вот пока минутку мы пока вот здесь. Если нет, тогда в комментариях, мы будем отвечать

Андрей: Продолжить мысль, которую мы чуть‐чуть завесили. Очень полезно уметь это видеть, очень полезно видеть за собой, ту самую вербовочную уязвимость, где Вы сталкивались чем‐то что Вы не предоставляете и для себя прописывайте, очень полезно некоторые свои убеждения и качества иногда шатать чтобы проверить все ли еще там нормально, не закостенели ли Вы в чем‐нибудь. Очень полезно видеть в рекламе и в политической пропаганде, некоторые вещи, которые следует видеть, чтоб понимать. Вы
собственно говоря готовы, на такую манипуляцию собой или нет. Вот, пожалуй, наверное, как‐то так.

Юлия: Наше виденье таково, что Боевое НЛП – это инструмент и, если Вы понимаете, эти структуры Вы находите контексты, где Вы применяете адекватный инструмент. И, как только Вы начинаете понимать, что происходит внутри Вас, вокруг Вас, Вы адекватно реагируете и строите свою жизнь, исходя из своих личных целей и своих ценностей, вот это важно

Андрей: И, как и все НЛП, паттерны, шаблоны, отнесенные к боевому НЛП и все остальное в НЛП, являются просто описанием процесса. Будите Вы их использовать или нет, вопрос другой. Будите их использовать свободно, вопрос еще более другой. Стоит ли их видеть, интересно ли их видеть вопрос третий. Это одна из моделей, созданная равно то что так же, как и созданы все остальные модели НЛП. Взять что‐то, что‐то структурно описано, хочешь повторяй, хочешь знай, хочешь видь. Но, так или иначе, чем больше и более подробно, структурно описано, тем интереснее, лучше и понятнее, наверное, жить. Поэтому собственно говоря, НЛП существует вообще, мы по‐прежнему считаем это центральной идеей НЛП, а именно поэтому существует наш канал НЛП‐tv, в котором мы рассказываем, показываем, и даем попробовать всевозможные и разные техники НЛП, применимые к разным областям. Оставайтесь с нами. Приходите.

Юлия: Смотрите видео, подписывайтесь на канал. Ждем Вас.

Андрей: Смотрите видео, шлите вопросы. НЛП‐tv, самое полезное tv в мире. Что ж пока, всего доброго.

Юлия: До новых встреч.

Leave A Comment

You must be logged in to post a comment.

Обратный звонок

Оставьте номер своего телефона и менеджер перезвонит в ближайшее рабочее время.

Yandex Metrika